В чем измеряется успешность

(с) Татьяна Патрикеева, 2018

филолог (МГУ им. М.В. Ломоносова), переводчик и блогер, г. Богота, Колумбия

Аннотация. Эссе о феномене успешности в современном мире, проблемах и противоречиях концепта. Скрытые опасности, поджидающие человечество при сохранении существующей тенденции развития, и гуманистический путь решения конфликта между индивидуальным успехом и общественным благом.

Ключевые слова: успех, успешность, самореализация, работа, труд, самоопределение, творчество, ценности.

Современное общество настолько одержимо этим понятием, что смогло легковесно разрешить многовековые поиски смысла жизни, сведя его к достижению определенного набора атрибутов. Деньги, признание, профессиональная самореализация, наличие стабильных необременительных отношений и — возможно — дети, в которых можно вкладывать накопленный материальный и эмоциональный капитал, заодно укрепляя кровные узы принуждением к благодарности. Считается, что человек, обладающий всеми этими благами, должен быть успешен и, следовательно, счастлив. Однако на практике почему-то выходит по-другому.

Еще в песочнице современная мама внушает ребенку, что он не обязан делиться своими игрушками, если ему не хочется. Он должен уметь дать сдачи, если его вдруг обидели. Мама надеется, что ее ребенок вырастет сильным и умным, умея «постоять за себя» — ведь в нашем мире без когтей и зубов не выживешь.

Хорошо, если в школе ребенок будет лучшим или хотя бы одним из первых учеников. Если с фундаментальными науками у ребенка не заладится, желательно определить его в какие-нибудь развивающие кружки, чтобы выявить «талант» — ведь ребенок обязательно в чем-то должен выделиться среди своих друзей! Затем нужно оплатить его образование в университете, иначе ни на одну престижную должность он не сможет претендовать, и об успешной карьере можно будет забыть.

В итоге мы получаем идеально «натасканного» потребителя, приученного добросовестно удовлетворять запросы окружающего мира. Он не станет изучать иностранный язык «просто так», скажем, чтобы прочитать в оригинале любимое художественное произведение. Но если язык понадобится для работы, он его выучит в совершенстве. Он не разбирается в архитектуре или живописи, толком не знает истории и географии, не знаком с философией и литературой, если только эти предметы не будут как-то связаны с его профессией: в таком случае он станет замечательным узким специалистом.

Ему не нравится рисовать или заниматься музыкой, если это не приносит ему общественного признания, уважения, восхищения и даже зависти друзей и коллег. Он вообще не станет чем-то заниматься, если эта деятельность не сводится к очевидному бонусу в виде материального поощрения или дополнительной строчки в резюме. Любое хобби в идеале должно приносить дивиденды. Современный успешный человек — обладатель многочисленных дипломов, сертификатов и отличительных грамот; как принято считать, это дает ему отличный старт для дальнейшей успешной карьеры и жизни.

Подобная успешность неизбежно вызывает пресыщение, поскольку достижение благ без реальной мотивации не дает и наслаждения результатом. Так избалованный ребенок постоянно требует от мамы, чтобы она его «развлекла», так как он не приучен самостоятельно находить себе интересные занятия и получать от них удовольствие. Поэтому для современного «успешного» индивидуума в изобилии создаются соответствующие игрушки и развлечения: дискотеки и бары, алкоголь и энергетики, мобильные гаджеты, модная одежда, автомобили и яхты, поверхностные фильмы и книги, — ассортимент непрестанно обновляется, чтобы создать иллюзию достойной цели, полноты жизни и активно развивающейся экономики.

Большинству населения, к сожалению, не удается достичь всех атрибутов успешности,

но они способны посвятить всю жизнь стремлению к недостижимому, поскольку не приучены ставить себе собственные цели. Так, человек работает в офисе на нелюбимой работе, потому что там хорошо платят. Со слабой улыбкой мученика он/она жалуется,

что уже семь лет толком не видел собственного ребенка, а ребенок за это время вырос, пошел в школу, у него начались собственные проблемы с адаптацией к враждебному окружающему миру. «А мне сегодня начальник опять велел задержаться до 9 вечера…

И конечно, никто мне не оплатит сверхурочные, а начнешь возмущаться – выгонят…

Что ж, такова жизнь, нужно, чтобы мой сын сам научился решать свои трудности».

То есть родитель не способен — не готов и не желает — разрешить обычную проблему злоупотребления со стороны начальства, но ожидает, что его ребенок по какому-то наитию в соответствующий момент сможет пойти против системы и отстоять свои права. К сожалению, ребенку тоже придется всю жизнь приспосабливаться, чтобы стать таким же «успешным», как папа/мама.

Наше общество, отнюдь не будучи религиозным, возвело страдание в ранг добродетели. Человек, не готовый посвящать более 8 часов в день своей работе, без особых раздумий клеймится как лентяй и бездельник. Что любопытно, самыми ревностными защитниками правового беспредела в области трудовых отношений являются даже не хозяева предприятий (это как раз понятно — они в первую очередь получают непосредственную выгоду от прибавочной стоимости бесплатного труда), а сами наемные работники.

 

«Мы тоже страдаем, никто из нас не уходит вовремя, и дома нас донимают звонками и сообщениями, и на выходных вызывают на работу, и детей/родителей/супругов мы почти не видим, и об отпуске приходится только мечтать» — все это не жалобы, как может показаться, а мазохистское удовлетворение. Жизнь в ореоле добровольного мученичества обладает большой притягательностью, поскольку вызванная ею моральная усталость в какой-то степени освобождает человека от ответственности и социальных обязательств: можно не уступать место в общественном транспорте («Ничего, не развалится!»), не сочувствовать чужой боли («Нам в свое время еще тяжелее приходилось, и выжили как-то!»), включать громкую музыку в многоквартирном доме

(«Я так вымотался, должно же у меня быть право на отдых! А остальные потерпят»), курить и сквернословить в публичных местах и т.д. Современный успешный человек обязательно должен страдать! Сотрудник, добросовестно, но без излишнего напряжения выполняющий свою работу, представляется хитрым приспособленцем, явно не заслуживающим своей зарплаты, а возможно, опасным субъектом, имеющим тайные рычаги влияния на начальство. Человек, претендующий на свободное время для личной жизни, зачастую воспринимается как неудачник, не способный по-настоящему реализовать себя в единственно ценном жизненном занятии — работе.

 

«Современное общество не может позволить себе иждивенцев, поэтому все должны как можно больше работать» — это спорное утверждение активно распространяется и цитируется, несмотря на очевидное противоречие с жизнью. Благодаря роботизации труда уже в ближайшие годы миллионы людей потеряют работу, и даже переквалификация немногих не сможет обеспечить их рабочими местами.

Тем не менее, пенсионный возраст также будет увеличен, чтобы «законно» оставить без средств к существованию наиболее уязвимую прослойку общества, не способную конкурировать с молодыми, уже приученными быстрее приспосабливаться к меняющимся условиям и работать «за двоих». Просто на том основании, что этих людей стало «слишком много»!

Продолжая эту логику, следует вывести на активный рынок труда и детей, начиная с 9,

а лучше, 6 лет — их ведь тоже становится слишком много, а кормить их как-то надо. Ведь есть же у нас исторические прецеденты: в викторианской Англии детский труд был узаконен, и все были довольны, промышленники даже отстаивали свое право на привлечение детей к работе наравне со взрослыми, т.к., по их словам, дети сами хотели работать! Конечно, хотели: чтобы элементарно не умереть с голоду, но для получения экономической выгоды всегда можно подобрать адекватное моральное обоснование любого абсурда, несправедливости, злоупотребления.

Противоестественное наслаждение страданием заставляет людей ненавидеть и презирать себе подобных. Например, вне закона оказались домохозяйки: их труд по дому признан презренным, а следовательно, недостойным «успешной» женщины. Неважно, если муж вполне способен обеспечить свою семью, и вкусные домашние ужины и вручную связанные свитеры он ценит гораздо больше, чем способность жены карабкаться по карьерной лестнице и в одиночку противостоять жизненным бурям. Такая женщина, работая отнюдь не меньше других, в глазах окружающих является «содержанкой», и никак иначе. Вот если она начнет продавать свои обеды, рукоделие, наймется в уборщицы, словом, научится получать прибыль со своей деятельности, например, откроет собственную студию, где будет проводить по 18 часов в сутки, и «честный заработок» станет ее приоритетом в противовес семейным обязанностям, тогда подобная женщина получит свое право войти в когорту «успешных» людей современности.

Художники, музыканты, дизайнеры, писатели, философы, просто люди, увлеченные собственным делом, но не умеющие (или не желающие) правильно подать и продать свои произведения, также оказываются за рамками «успешности». Более того, человек, обладающий достаточными средствами, которые позволяют ему спокойный, размеренный ритм жизни и возможность не включаться в борьбу за существование, не встраиваться в запрограммированную на «производительность» систему,

не «продаваться» выгодному спонсору, вызывает неизбежную зависть и злопыхательство. А ведь для создания действительно стоящего произведения художнику необходимо время, уединение, способность размышлять и принимать собственные решения согласно личным критериям красоты или пользы. По идее, с точки зрения нашего «успешного» общества все великие писатели и философы прошлых веков были бездельниками и неудачниками: ведь они имели досуг, достаточный для создания произведения «для себя», и зачастую ничего не получали за обнародование своего творчества, порой их даже не замечали при жизни. Выходит, их тоже никак нельзя назвать успешными: жили за чужой счет и сами не знали, есть ли какой-то смысл в том, чтобы посвящать месяцы и годы своей «писанине» или «мазне»…

Мы живем в эпоху какого-то причудливого смешения социалистических идей об общественной пользе и дикого капитализма, отрицающего всякую благотворительность, повсеместного принуждения каждого человека к тягостному и изнурительному труду, который якобы должен приносить всему человечеству радость и удовлетворение, но приносит лишь возможность кое-как оплачивать счета, и в то же время лозунгов о свободе каждого человека на самоопределение и выбор рода деятельности.

 

Ради чего же мы трудимся? Ради денег или ради «общественной пользы»? Со стороны представляется, что обычная домохозяйка приносит гораздо больше пользы для общества, обеспечивая уют и счастье ограниченному кругу своих близких, нежели какой-нибудь бухгалтер или юрист международной компании, подыскивающий законодательную базу для увольнения или лишения законных выплат нескольких тысяч сотрудников. Хотя впоследствии этот бухгалтер или юрист наверняка получит хорошую премию и, возможно, даже выступит в вечерних новостях со своим компетентным мнением, таким образом, обеспечив себе сразу два компонента «успешности»:

деньги и признание, — а о безвестной домохозяйке никто никогда не услышит.

Очевидно, что абсолютное большинство современных людей трудятся исключительно ради денег и совершают ежедневные «стахановские» подвиги, готовя для самих себя ловушку. Проблема в том, что человеческая производительность имеет границы. Возможно, наши дети будут работать по 18 часов в сутки вместо 8, которые приходилось «отрабатывать» нашим родителям, но наши внуки уже не смогут игнорировать физиологическую необходимость в сне и еде, ради того чтобы возложить свою жизнь на алтарь ненасытной рентабельности. И ведь уже сейчас человеку приходится выдерживать неравную конкуренцию с постоянно совершенствующимися искусственным интеллектом и автоматизацией.

К сожалению, эгоист и социопат имеет больше шансов для того, чтобы стать «успешным» членом общества, чем альтруист с добрым сердцем и повышенной совестливостью. Современная пропаганда, имея в своем распоряжении большую часть СМИ и социальные сервисы, предлагает в качестве идеала именно холодного, расчетливого, рационалистичного, якобы «свободного» от чуждых влияний индивидуума, относящегося с недоверием и презрением к себе подобным и ставящего целью жизни достижение определенного статуса посредством приобретения соответствующих предметов и услуг. Индивидуума, способного абстрагироваться от своей человеческой сути.

Отрицая всякие обязательства по отношению к другим, искусно подыскивая красивые оправдания подлости и низменным инстинктам, пользуясь чужой простотой и бескорыстием, социопат может достичь поистине головокружительных карьерных успехов и окружить себя завидными материальными благами для подтверждения своего «успешного» статуса.

Тем не менее, старая знакомая идея «сверхчеловека» настолько утопична, что ни один смертный не может достичь счастья в погоне за столь эфемерным идеалом. Несмотря на «сверхчеловеческие» усилия по искоренению в себе естественных чувств и эмоций, никто не может конкурировать в бесчеловечности с роботом. Андроид способен прекрасно имитировать человеческие эмоции, не испытывая их, и убедительно воспроизводить заложенную в него информацию, ничуть не веря в нее.

 

У человекообразного робота нет ни чувств, ни собственного разума, он создан для того, чтобы выполнять записанную в нем программу, и с точки зрения менеджмента человек «дефектен» по сравнению со столько совершенным творением. Как бы ни старались люди заглушить в себе укоры совести и достичь «идеального» равнодушия по отношению ко своим собратьям-конкурентам, человеческие чувства неполноценности, злости, обиды, раздражения, зависти постоянно их подводят. Воспроизводя услышанную по телевидению или прочитанную в интернете информацию, «несовершенный» человек способен ее критически анализировать и даже подвергать сомнению. Покупая себе новый разрекламированный гаджет, человек лишь на время удовлетворяется ложным ощущением самодовольства и достатка, поскольку в самой его несовершенной природе заложено постоянное стремление к большему и лучшему, тогда как для робота периодические обновления системы — всего лишь рутинные процедуры, не затрагивающие его целостности. Очевидно, что при сохранении текущей тенденции в будущей конкурентной борьбе с андроидами и прочими механизмами человечеству уготована участь побежденной стороны.

Конечно, от нас самих зависит, каким станет общество через несколько лет. Будут ли современные технологии использованы для создания «сверхуспешных» биороботов, которые не станут решать проблемы ухудшающейся экологии и климатических изменений, а вместо этого полностью вытеснят человека из привычной среды и сделают его ненужным, отжившим материалом цивилизации — «успешные люди» обычно активно приветствуют этот вектор развития, считая, что они-то сами останутся при власти и деньгах, и их процветанию ничто не грозит ни сейчас, ни в будущем. Или же сбудутся наиболее оптимистичные футуристические прогнозы XX века, где человеку все еще отводилась роль венца творения, а повсеместно внедряемые машины служили лишь облегчению его труда, освобождая время для интеллектуального и гуманистического образования, творческой самореализации и создания органичного общества всесторонне развитых, счастливых и свободных личностей.

 

Еще 100 лет назад многие ученые считали, что машина будет помогать, а не конкурировать с человеком, однако писатели-фантасты и футуристы предвидели иной ход развития событий, который мы наблюдаем сегодня. Вероятнее всего, что человечеству, оставшемуся не у дел, придется пересмотреть свои стандарты «успешности», и в обреченной на провал конкуренции с искусственным разумом вспомнить о том, какие именно качества являются критерием «человечности»: способность к сопереживанию, сочувствию, уважение к личности любого человека, «нерациональные» и невыгодные решения о поддержке слабого, снисхождение к менее способным, забота о неимущих.

Сейчас мы наблюдаем активное развитие движения «дауншифтеров» — людей, не желающих принимать навязанные им правила игры, не стремящихся к достижению материального комфорта и успеха, но сделавших выбор в пользу «настоящей» свободы и самореализации без оглядки на популярное общественное мнение. Для подобного человека успех — это способность найти себя, научиться жить в полной гармонии с собой и с той ограниченной частью окружающего мира, с которой он готов взаимодействовать. Подобная позиция вызывает уважение, и все же с точки зрения «общественной пользы» она представляется уходом от проблемы вместо ее решения. Избрав для себя бегство от социума и его фальшивых стандартов, человек посвящает свою жизнь созданию удобств «для себя», собственной зоны комфорта, что в определенном смысле также является избеганием ответственности.

Для человека, не желающего встраиваться в существующую систему, но прекрасно осознающего ее пороки и опасности, существует и иной путь: это кропотливый и зачастую неблагодарный путь просвещения, сотрудничества, объяснения другим людям тонких манипуляций и преобразований сознания, которые используют сильные мира сего для создания идеально управляемого общества. Фактически человечество должно заново научиться читать и слушать, чтобы сбросить с себя идеологическое наваждение, научиться различать пропаганду под маской информации и находить правду в огромном объеме противоречивых сведений, предоставляемых современными СМИ.

 

Человек должен выработать для себя собственные критерии «успешности», вместо того чтобы бездумно реализовывать установки, выгодные не ему самому, а конечным получателям прибавочной стоимости; должен научиться противостоять огромной пропагандистской машине, создающей из «человеческой массы» прототип будущих биороботов, не способных ни самостоятельно мыслить, ни объединяться в независимые культурно-идеологические сообщества, ни выражать какую-либо форму разумного протеста; наконец, отбросить давно навязанную ему модель эгоистического индивидуализма ради возвращения к опыту столь естественного сотрудничества, взаимоподдержки, сопереживания и заботы о ближнем, поскольку любая цивилизация, не обладающая нравственным стержнем, чувством целостности и ответственности за свою будущность, обречена на поражение и вымирание.

Способно ли современное общество возродить в себе все эти качества, или же Человек

с большой буквы навсегда останется в прошлом, вместе с наивными представлениями

о бескорыстных служебных роботах, помогающих человеку в выполнении сложной

и скучной работы, и справедливом рациональном устройстве мира, постоянно совершенствующегося исключительно ради блага человечества, а не ради обогащения немногочисленных, но настоящих «хозяев жизни»?

© Научно-популярный журнал Метеор-Сити, 2015-2018.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-63802 от 27.11.15 

ISSN 2500-2422

  • вк+.png
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Google+ Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now