Мотивация студентов к обучению и ее барьеры 

(эссе, основанное на опыте обучения

иностранным языкам)

(с) Йозейф Догнал (Dohnal Josef), 2017

кандидат филологических наук, доктор философии, доцент философского факультета, Институт славистики, Университет им. Масарика; доцент кафедры русистики философского факультета, 

Университет им. св. Кирилла и Мефодия, г. Брно, Чешская Республика

Аннотация. Эссе, основанное на личном опыте автора, касается вопроса мотивации студентов университетов на примере Чешской Республики. Подчеркивается основополагающая роль мотивации студентов в учебном процессе и факт, что мотивация студентов добиваться отличных результатов падает. Автор пытается дать характеристику трем факторам, которые, по его мнению, играют в этом процессе важную роль. Во-первых, это факт, что студенты не считают знания основной предпосылкой для успешной карьеры. Во-вторых, это внедрение убеждения, что студент = заказчик, и связанной c ним тенденции переносить ответственность за результаты процесса обучения больше на преподавателя, который становится «поставщиком» информации. В-третьих, это постоянно нарастающее количество университетов и вузов, которые по экономическим соображениям вступают в «гонку за средствами», то есть пытаются привлечь по возможности больше студентов, понимающих, что это меняет их статус в системе.

Свою роль играют и постоянные изменения, связанные с тенденцией непрерывно работать над «инновационными проектами», которые иногда вместо систематической работы вносят в процесс обучения скорее нарушения, нежели усовершенствования. Результатом является падение мотивации и преподавателей, и студентов и связанная с ними определенная мера недоверия с обеих сторон и ухудшение результатов процесса обучения.

Ключевые слова: мотивация, стимуляция, процесс обучения иностранным языкам, знания, предпосылки успешной карьеры, система «студент = заказчик», количество университетов.

Мотивация — это основа любой самостоятельной деятельности. Мотивация означает вложение человеком своих ресурсов, таких как энергия, время, знания, талант, воля и т.д. в достижение желаемой цели. Нет сомнения, что мотивация — это ключевое условие эффективного процесса обучения/познания, оно касается и всех предметов, преподаваемых в университете или школе. Кроме того, мотивация (или ее недостаток) чаще всего является основной предпосылкой успешной совместной работы учащегося с учителем или преподавателем и, одновременно, частой причиной недоразумений. В чем их причина? Учителя рассчитывают и полагаются на высокую мотивацию учащихся — они уверены, что учащиеся стремятся получить максимально возможное количество информации, максимум умений,  т.е. что их мотивация высока. Но действительность разочаровывает их, т.к. учитель или преподаватель сталкивается со слабой мотивацией обучающихся в ежедневной деятельности — и на занятиях, и в домашней подготовке к ним. С другой стороны, ученики и студенты не удовлетворены процессом обучения — их жалобы чаще всего касаются того, что многие учителя не в силах эффективно передать знания и умения, что довольно часто формулируют так, якобы преподаватели не были способны «научить меня/нас чему-либо», ожидая, что преподаватель в процессе обучения вкладывает в них знания и умения, так сказать, без самостоятельного труда студентов, без их усилия. 

Что получается в результате? Участники обеих сторон процесса обучения разочарованы и чувствуют непонимание потребностей друг друга. Если ключевое (базовое) условие для эффективного процесса обучения/познания не срабатывает, возникает необходимость разобраться в причинах такого явления более основательно, используя комплексный подход. Нужно организовать соответствующее исследование, попытаться глубже понять причины несовпадения интересов и подходов учителей и учащихся, преподавателей и студентов. Оказывается, что в настоящее время очевиден недостаток подобных комплексных научных исследований, а те, что существуют, как правило, содержат в своих выводах общеизвестную информацию или общие факты о том, что мотивация необходима, что студенты требуют «новые формы обучения», что преподавателям надо «более активно возбуждать мотивацию студентов к обучению» и т.п., не затрагивая действительные причины проблемы. Довольно часто исследователи интересуются вопросом мотивации только с одной стороны — со стороны студентов. Мы попытаемся изложить свою точку зрения, основанную на почти

40-летней практике преподавания иностранного языка и литературы в высшей школе.

Для более глубокого понимания проблемы «включения» мотивации в процесс обучения/познания необходимо обозначить различия между мотивацией и стимуляцией.

Мотивация — это внутренний процесс, основанный на сугубо личных мотивах, т.е. импульсах, побуждающих человека прикладывать усилия и приближающих носителя мотивов к достижению определенных целей или удовлетворению потребностей его собственными силами, его энергией, по его же воле. Так, мотивация, имея внутренние, отчасти психологические причины, не может быть внедрена извне, снаружи, другим человеком.

Мы можем говорить о том, что ответственность за мотивацию лежит полностью на самом человеке (иногда это называется «внутренняя мотивация» или «самомотивация»).

Другие — в том числе и преподаватели — могут лишь стимулировать — то есть называть, вызывать, поддерживать, развивать извне те импульсы, которые индуцируют мотивацию

(в некоторых источниках это называется «внешней мотивацией»). Значит, соединение, взаимодополнение мотивации и стимуляции — это желаемая предпосылка действительно эффективного процесса обучения, из чего следует, что за эффективность процесса обучения отвечают обе стороны — и преподаватели, и студенты.

Любой человек в любой момент своей жизни связан с окружающим миром и является частью его сложной структуры вместе с другими людьми, животными, природой, технологиями, политикой, экономикой, культурой и т.д. И все окружающие процессы имеют прямое или косвенное воздействие на жизнь человека. Эти элементы влияют на мотивацию человека посредством стимуляции: стимуляция рождает мотивы к той или иной деятельности на сознательном или подсознательном уровнях. Если мотив достаточно силен, то есть, человек считает его достаточно важным для себя, то появляется мотивация, которая вызывает внутренний подъем, прилив энергии, которую человек хочет потратить на достижение мотивирующей его цели.

Это лишь самое начало деятельности. Воля (влияющая на количество энергии, выделяемой на конкретный мотив, на удовлетворение потребности, на преодоление препятствий) должна быть сильной настолько, чтобы ей подчинилось все поведение человека и выстроилось в цепочку действий по достижению конечной желаемой цели. Однако энергия на этом пути не «гарантирована» для всей цепочки действий — в какой–то момент мотив может ослабнуть, потерять первоначальную важность для личности, может и ослабеть воля, так как нужные усилия, по разным причинам непосильные индивиду. Появление других, более сильных мотивов или непреодолимых преград могут помешать человеку в достижении цели, время или какой-то другой ресурс может быть рассчитан неверно — многое может стать причиной того, что мотивационная энергия иссякнет. 

Таким образом, говоря о процессе обучения любому предмету в школе или университете (например, иностранному языку), необходимо учитывать и мотивацию, и стимуляцию, и факторы, влияющие на оба этих процесса. Если какая-либо из этих частей окажется слабой или отсутствующей, добиться нужного результата на практике будет или невозможно, или он не будет соответствовать задуманному изначально. Мы считаем, что разница между вышеупомянутыми понятиями — мотивацией и стимуляцией — не до конца определена и понята исследователями за последние два десятка лет. Под мотивацией — по крайней мере в чешском научном сообществе — чаще всего ошибочно имеются в виду те или иные аспекты стимуляции; мы часто читаем о «передаче учителем мотивации учащимся», о том, что «учитель должен мотивировать», быть «мотиватором», что мотивировать — это обязанность учителя или преподавателя. Однако забывается, что учитель (как внешний фактор) может учащегося лишь стимулировать, но не мотивировать, ведь путь от стимуляции к мотивации, к побуждению внутренних мотивов студентов не прямой и короткий, ведь мотивация — это внутренний личностный процесс.

Обратим внимание на мотивацию к обучению студентов высших учебных заведений. Каковы мотивы, приводящие их в университеты? Это диплом как подтверждение (на всю последующую жизнь) способности сдать все необходимые экзамены? Это сумма теоретических знаний и способность впоследствии трансформировать их в практические навыки в профессиональной деятельности? Это своеобразный статус (или привилегия), связанный с университетской степенью? Это шанс зарабатывать больше денег после окончания вуза? Можно найти много других мотивов, заставляющих студентов поступать в вуз и учится там (мы сталкивались и с признанием: «Мне пока не хотелось на работу, учиться в вузе приятнее»). Как видно по перечисленным возможным мотивам, само по себе получение теоретических знаний и практических умений не всегда является главным источником мотивации для студентов. С другой стороны, задача учителя — показать значимость и предмета, и конкретных знаний и передать эти знания и конкретные умения учащимся, т.е. с его точки зрения целью/мотивом не являются ни диплом, ни деньги, ни что-либо другое.

Итак, преподаватель принимает во внимание только часть потенциальных мотивов студента, предполагая, что студент заинтересован в предмете, в знаниях и умениях, связанных с этим предметом, — и только эта часть (преимущественно) становится содержанием комплекса стимулирующих инструментов преподавателя. Преподаватель не может отвечать за все остальные индивидуальные по своему характеру цели, которых хочет достичь студент и о которых преподаватель вряд ли может знать. Как может учитель в случае, когда конкретные знания и умения не являются целью, а лишь средством для достижения другой цели, узнать об этом и использовать это для стимуляции деятельности? Более того, если студент сам осознает, что не только знания и умения, получаемые в университете, но и другие факторы (связи, фаворитизм, удача и др.) могут привести к желаемой цели, то зачем ему/ей верить всему, что говорит учитель, принимать стимулирующие импульсы и положительно на них реагировать? Это означает, что даже если преподаватель выполняет свои обязательства и должным образом стимулирует студентов в рамках данного предмета, в конечном счете, результаты всей деятельности будут зависеть от внутренней реакции студента.

 

Преподавателю невозможно приспособиться к разным целям студентов и соответственно им изменять свою деятельность и стимулирование так, чтобы каждый студент чувствовал активизацию в учебном процессе, мотивацию на достижение своей личной цели. Это тем сложнее, чем больше личные цели студентов не совпадают с идеализированными представлениями преподавателя. Если, скажем, студент ставит своей целью «только бы сдать экзамен, диплом же нужен, а об остальном отец позаботится», то вряд ли преподаватель способен на стимуляцию в данном направлении. От студентов необходимы собственная воля и активность в реагировании на стимулы преподавателя — если такого нет, то нельзя упрекать преподавателя в отсутствии его стимулирующего поведения по отношению к студентам

Мы подошли к решающему вопросу наших рассуждений: какая сторона более ответственна за результаты процесса обучения — преподаватель или студент? Это не простой вопрос, и ответ на него не лежит на поверхности. Согласно нашим убеждениям, необходимо различать: 

1. Зону ответственности преподавателя, который должен работать по образовательному плану, выполнять задачи по подготовке лекций, семинаров так, чтобы студенты пришли к определенной системе знаний, обладали конкретными знаниями (понятий, закономерностей) и умениями, предлагать это студентам, указывая на то, что является обязательным (и для экзаменов, и для практики), а что дополнительным; он, разумеется, прежде всего в ответе за выполнение целей учебной программы, за развитие определяемых в ней знаний и умений.

2. Зону ответственности студента, который, выбрав данную специальность, обязан воспринять обязательную часть информации, содержащуюся в образовательном плане программы, подготовиться к экзаменам и, следуя своей мотивации, выбрать другие (дополнительные) импульсы воздействия учителя на учащегося, скрытые в образовательном процессе. У студентов есть возможность спрашивать дополнительную информацию у преподавателя по вопросам, к которым есть особый интерес — таким способом они могут удовлетворить своим специфическим интересам, помогая тем самым преподавателю соединить требования программы с их личными мотивами. 

 

Мы видим, что ответственность разделена — обе стороны процесса обучения/познания отвечают за результат. И это кажется настолько очевидным, что любые дополнительные рассуждения будут излишними. 

Проблема в том, что современная система образования не в полной мере принимает во внимание упомянутые выше факты. Все чаще и чаще мы сталкиваемся с убеждением, что студент — это «потребитель», а преподаватель — это «поставщик образовательных услуг» в процессе обучения/познания. Такое убеждение подразумевает идею того, что преподаватель должен удовлетворять образовательные потребности учащихся. А студент потребляет, пользуется предоставленными «товарами», пусть эти «товары» и абстрактны по своей природе. За этой базовой идеей отношений «поставщик-потребитель» кроются и многие другие последствия. Бóльшую часть ответственности за результаты процесса обучения/познания в этих отношениях несет преподаватель. Он не только отвечает за организацию образовательного процесса, используемые методы, выбор материалов (учебников, пособий и др.) и дополнительных источников обучения, но и за конечный результат — за усвоение знаний и умений. Но процесс обучения базируется не только на том, что информация предоставлена, что умение тренируется, но и на том, как с этой информацией поступает студент. Если он не запомнит, не усвоит — в ответе ли преподаватель?

На преподавателе кроме того лежит и ответственность за инновационные методы обучения, постоянные переквалификации, новые (инновационные, усовершенствованные и т.д.) образовательные проекты, которые сегодня все чаще требуются в университетах. Это типично для всех предметов и дисциплин — и увеличивающееся количество самых разных проектов, в которые должны быть вовлечены студенты, провоцируют развитие чувства нестабильности, с одной стороны, и ощущение некомпетентности преподавателей, которые должны снова и снова улучшать свои («неудовлетворительные?») навыки обучения, с другой. Как следствие этого, студенты сопротивляются включению в слишком большое количество разных видов деятельности, которые, кстати, отвлекают внимание от систематических занятий, и, что хуже, студенты перестают доверять своим учителям, которые кажутся им недостаточно квалифицированными. И в целом потребители–студенты считают неудовлетворительным такой процесс образования.

Есть и другие факторы, провоцирующие недоверие студентов преподавателям.

Достаточно часто студенты слышат, что процесс обучения/познания должен быть увлекательным, даже развлекательным, что им предстоит приятно проводить время в университете. Они потребители — и они в таком положении, что имеют право решать, насколько увлекательным было то или иное занятие, насколько «хорошо» подготовился к нему преподаватель. Учитель — как поставщик услуг — обязан приложить все усилия для достижения этой цели. Если на каком-то занятии, по мнению студента, будет слишком много информации (кстати, сколько это?), слишком строгая дисциплина, слишком много упражнений или новых слов и понятий, слишком много грамматики, т.е. слишком много требований, то студенту не будет весело на таком занятии, то есть оно не будет увлекательным. Даже если это занятие приведет к нужным, запланированным результатам, мнение студента о неудовлетворительном процессе обучения/познания не изменится.

Преподаватель будет виновен в использовании «неправильных» методов, в том,

что недостаточно «развлекал» обучаемых, т.к. студентов не вдохновило это занятие. Неудивительно, что в последнее время самыми непопулярными предметами считаются математика, физика, химия — именно те предметы, в которых надо овладеть точными знаниями, в которых нельзя выдумывать, в которых ошибка или незнание видны сразу;

в области обучения иностранным языкам то же самое касается грамматики. По мнению многих студентов, грамматику надо было бы исключить из программ, так как она не нужна, ведь самое важное — это непосредственная коммуникация, хотя бы с ошибками, незнанием лексики… Но в таком случае возникает (только отчасти обостренный) вопрос: "Нужны ли — для практики, для профессиональной карьеры студента — знания и умения, предполагаемые программой обучения, или нужно чувство приятного?" И если честно, то мы не представляем, чтобы каждая работа (обучение — это ведь студенческая работа) всегда доставляет только удовольствие и что работать будут не по заданным целям, а так, чтобы работникам было прежде всего приятно…

Чтобы не смотреть на проблему односторонне, отметим, что иногда студенты правы: преподаватели не говорят с ними о целях, о применяемых методах и их преимуществах, об условиях, в которых эта цель может быть достигнута. Преподаватели иногда считают излишними в самом начале процесса обучения разговоры, поясняющие, как будет этот процесс организован и почему выбраны именно эти методы и средства, почему программа обучения составлена именно таким образом. Обе стороны — и преподаватели, и студенты — должны знать планируемые результаты, желание достичь нужной цели повышает их мотивацию. Поэтому появляется необходимость в конце процесса обучения проверять, действительно ли достигнуты образовательные цели (не в каком-нибудь отчете, а на деле). Тесты, экзамены, семинарские работы — это лишь промежуточные этапы, но они нужны для проверки того, насколько цели программы достигнуты в процессе её освоения. По сути дела, ни в вузе, ни в процессе обучения, а только потом, на практике, студент может узнать, была ли программа обучения и её цели составлены действительно целесообразно и со знанием того, что нужно на практике. Курьезными считаются вопросы, задаваемые студентами о том, насколько данный предмет нужен для их будущей профессии, ведь большинство из них не знают, на какой должности, в каком учреждении и т.д. будут работать. Как в таком случае они могут отвечать, если не знают наверняка, что их ждет дальше? Пример из другой отрасли: если медики стали бы утверждать, что анатомия не нужна, а нужна лишь тренировка операций, то анатомию исключили бы из программы или свели к минимуму, так как она не развлекает, а вынуждает знать и называть все точно, да еще все это запоминать? Почему тогда в отношении грамматики в обучении иностранным языкам мы склонны думать и действовать так?..

Важную роль играет еще один фактор, специфичный для процесса изучения иностранных языков, это факт того, что этот процесс обязательно должен быть непрерывным, — студенты должны тренировать навыки, связанные с иностранным языком, ежедневно.

Это значит, что они должны делать домашнее задание, причем не для своего преподавателя, а для самих себя. Если нет ежедневных занятий, то результаты (= навыки) — неудовлетворительны. Во-первых, «клиент» (= студент) отказывается от того, чтобы его заставляли делать то, чего он не очень хочет, т.е. студент часто не работает, не упражняется так, как предполагает преподаватель. Во-вторых, философия «потребитель-поставщик» противоречит этой практике — клиент потребляет то, что ему предоставляет поставщик, но если говорить о домашних заданиях, то здесь «потребитель» становится собственным «поставщиком», так как студент сам задает себе работу и сам же проверяет, выполнил ли он задания или нет. Он использует инструменты (информацию, процедуры, продемонстрированные навыки и т.д.) для самостоятельных тренировок. Если нет ежедневной работы, нет и результата (знания лексики иностранного языка, применения грамматических правил, речевых навыков, …), значит, в незнании виноват сам студент. Но на практике винят в первую очередь преподавателя, так как он «не научил». Без результатов нет и мотивации — но кто в таком случае виноват в отсутствии результатов? (Если спортсмен не тренируется, как следует, в неудаче виноват только тренер?).

В системе образования, по-нашему убеждению, нужно с самого начала четко определить и всем объяснить, в чем состоят роли преподавателя и студента и что студенту иностранных языков нужно будет напряженно работать даже дома.

Задача непростая: в последние годы мы не раз сталкиваемся с убеждением, действующим прежде всего в системе основных и средних школ, что домашние задания для учеников/студентов должны быть сведены к минимуму. Почему? Во-первых, у ученика/студента есть право на достаточное свободное время, а домашние задания «крадут» у него это время. Во-вторых, оказывается, что домашние задания подчеркивают социальное неравенство: родители одних учеников/студентов создают идеальные условия для занятий дома, помогают и снижают любую другую нагрузку на сына/дочь, в других семьях такой возможности нет. Это значит, что нужно ориентировать всю систему образования на тех, кому дома не помогают… И это укрепляет убеждение, что школа (читайте: «преподаватель») обязана привить ученику/студенту все знания и умения, не включая в этот процесс домашнее обучение. Система «клиент-поставщик» таким способом укрепляется в сознании и учеников/студентов, и их родителей. Тенденция к исключению домашних заданий (читайте: «самостоятельных волевых усилий») приводит к риску формирования крайне слабых навыков самостоятельной работы вне школы, с которыми потом студенты поступают в вуз. Не работающие дома не справляются с требованиями в вузе, обвиняя в неудаче преподавателей или систему образования («нас не научили»). Обвиняя других, студент не чувствует своей доли ответственности, не развивает свою мотивацию. То есть в этом факторе также кроются причины снижения мотивации (это так, ведь чем лучше результаты, тем выше мотивация). 

Третья причина проблем с мотивацией — административная. Согласно государственной политике (согласованной с политикой Евросоюза), процент граждан государства с высшим образованием должен быть по возможности высоким (в идеале = 40%). Смысл заключается в том, что чем выше процент образованных людей, тем выше экономический потенциал данной страны. Мы можем наблюдать своеобразное состязание государств по достижению этого показателя. Государственные власти, ответственные за образование, оценивают всю образовательную систему и отдельно взятый университет по проценту успевающих студентов: чем выше процент успеваемости, тем лучше университет, тем ближе цель (читайте: «количество дипломов, которое легко измерить»). При этом нет обязательных общих критериев оценки выпускника — чего он должен достичь в том или ином вузе по данной специальности, каков минимум его знаний/умений. Это вызывает всеобщую гонку за университетскими степенями (т.е. за процентами успеваемости), но не за знаниями и умениями.

Эта гонка начинается уже в основной и, прежде всего, в средней школе. В Чешской Республике количество мест в школах, предлагающих среднее образование, превосходит ежегодную рождаемость приблизительно в 1,3-1,4 раза. Каковы последствия?

Школы соревнуются в приеме учащихся, предлагая лучшие условия обучения, и доказывают это более высоким процентом успешных учеников по сравнению с другими школами-конкурентами. Для того, чтобы достичь этих процентов, очень часто занижаются требования к ученикам. Ученики видят, что не их усилия, а усилия преподавателей важны для активизации процесса обучения, борьбы за знания, для того, чтобы превзойти результаты других. Последствия: с одной стороны, отсутствие конкуренции среди школьников (для всех же есть где учиться), с другой — необходимость снижать уровень требований, чтобы дать возможность менее одаренным ученикам (или менее мотивированным к усилию) справиться с задачами обучения, успешно учиться. Оба этих фактора крайне отрицательно влияют на мотивацию: ученикам не нужно прикладывать особых усилий, ведь учителя и так все сделают сами, т.к. вынуждены добиваться хороших показателей. Чем ниже число учащихся в школе, тем ниже требования к ним. Четырех лет в такой обстановке достаточно, чтобы у студента осталось минимум мотивации к его же собственной активности в комплексном процессе обучения/познания.

Сохранить такое небрежное, «расхлябанное» отношение к обучению в средней школе, затем принести его с собой в университет достаточно просто. При этом наблюдается стремительный рост количества университетов в последние 2 десятилетия. В некоторых вузах происходит то же самое, что и в средних школах, — вузам необходимы студенты любой ценой и на любых условиях. И вряд ли что-то можно изменить: если будет недостаточное количество студентов, университет закроют, если он государственный; а если вуз частный, то экономические показатели действуют еще сильнее. Сейчас преподавателю крайне сложно стимулировать студентов, когда они прекрасно понимают, что наличие/отсутствие работы у преподавателя зависит именно от студента. Он/она — это главный источник дохода преподавателя.

И согласно образовательной программе преподаватель обязан передать свои квалифицированные знания, т.к. ему за это платят. Однако, если преподаватель станет экзаменовать и строго требовать предусмотренных программой целевых знаний, то понизит успеваемость студентов и может даже уменьшить количество студентов, но тогда уменьшится и сумма денег, от которой зависит и его зарплата, и существование вуза как таково. Только самые сильные университеты могут в такой обстановке позволить себе удерживать знания/умения своих студентов на необходимом высоком уровне. 

Нет сомнений, что такое состояние вещей оказывает влияние на мотивацию студентов; никто не заставляет их усердно трудиться, они знают, что университеты нуждаются в них и что путь к получению диплома будет несложным. И учитель оказывается заключенным в тюрьме критериев экономической эффективности, в сложном двойственном положении: если он/она действительно любит свое дело и хочет работать со студентами, то абсолютно все время будет тратить на подготовку лекций и занятий (семинаров, консультаций, учебных пособий и так далее). И в этом случае он/она будет не в состоянии заниматься саморазвитием — принимать участие в программах повышения квалификации и международного обмена, писать и публиковать свои исследовательские работы, заниматься проектной деятельностью, обновлять дважды обновленные программы обучения. Многие преподаватели чувствуют переутомление, недостаточное уважение в свой адрес и их желание на качественное обучение студентов падает, они чувствуют демотивацию. Опасный круг замыкается — как может перегруженный, утомленный административными требованиями (отчетами, таблицами, проектами, …) и не могущий их изменить, т.е. демотивированный преподаватель стимулировать студентов, которые отвыкли (или их отучили?) мотивировать самих себя?

 

Одним из способов повышения мотивации студентов, на наш взгляд, является повышение мотивации преподавательского состава. Если учитель будет организатором образовательного процесса, если он не будет зажат в рамки экономических и административных критериев, которые не всегда содействуют образовательной деятельности, то он/она будет свободнее в выборе методов обучения, соответствующих студенческим потребностям и талантам, сумеет подобрать механизмы стимулирования студента для усердной, целенаправленной работы, для достижения намеченных в образовательных программах результатов и исключить студентов, которые не справляются с требованиями образовательных программ. Другая важная предпосылка повышения мотивации студентов — это рост доверия студентов к программам обучения и к преподавателям, сознание того, что по данной программе нужно работать, так как только она может привести к желаемым знаниям и умениям. Третьим условием является признание того, что стимуляция со стороны преподавателя нуждается в дополнительном усилии со стороны студента, т.е. признание нужной доли ответственности обеих сторон процесса обучения.

Основной для понимания обеими сторонами процесса обучения могут стать слова «учителя народов» Яна Амоса Коменского: «Подойди сюда, дитя, учись быть мудрым», т.е. «Приходи, студент, я помогу тебе всем, что в моих силах, но учиться — это только твоя работа»…

Библиографический список

1. Kroupová M.; Budíková M. Analýza neúspěšnosti bakalářského studia matematiky. In: 14th International Conference on Applied Mathematics APLIMAT, 2015 February 3–5, 2015, Bratislava, материалы международ. конф. Bratislava: Slovenská technická univerzita 2015, с. 525–532.

2. Čihounková J.; Šustrová M. Analýza obtíží při průchodu studiem a její konsekvence ve vysokoškolském poradenství. In: Vysokoškolské poradenství versus vysokoškolská pedagogika. сб. науч. тр. Praha: ČZU v Praze 2009. c. 120–125.

3. Phillips Spurling T. A Study of Motivation and Self–Efficacy in University Students http://www.campbellsville.edu/a–study–of–motivation–and–self–efficacy–in–university–students Motivation and Goals. https://student.unsw.edu.au/motivation–andgoals. Дата обращения 14. 01. 2016.

4. Motivation: Lost Or Just Misplaced? http://www.brown.edu/campus–life/support/counseling–and–psychologicalservices/motivation–lost–or–just–misplaced. Дата обращения 14. 01. 2016.

5. Afzal H.; Ali I,; Khan M. A.; Hamid K. A Study of University Students’ Motivation and Its Relationship with Their Academic Performance; статья в науч. журнале. International Journal of Business and Management Vol 5, No 4 (2010), http://www.ccsenet.org/journal/index.php/ijbm/article/view/5691/4612. Дата обращения 14. 01. 2016.

6. Florian H.; Müller J. L. Conditions of university students´ motivation and study interest http://www.leeds.ac.uk/educol/documents/00003572.htm. Дата обращения 14. 01. 2016.

7. Blašková M;. Blaško R. Motivation Of University Teachers And Its Connections Human Resources Management & Ergonomics Volume VII 2/2013; статья в науч. журнале. http://frcatel.fri.uniza.sk/hrme/files/2013/2013_2_01.pdf. Дата обращения 14. 01. 2016.

Выходные данные:

ДОГНАЛ Й. Мотивация университетских студентов (эссе, основанное на опыте обучения иностранным языкам) [Электронный ресурс] / Метеор-Сити: научно-популярный журнал, 2017. N 2. Спец. выпуск по материалам заочной международной интернет-конференции «Проблемы филологических исследований» (8.02–8.03.2017, ЮУрГГПУ, г. Челябинск). С. 35–43. URL: http://www.meteor-city.top/motivacia-studentov-i-ee-baryery.

© Научно-популярный журнал Метеор-Сити, 2015-2018.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-63802 от 27.11.15 

ISSN 2500-2422

  • вк+.png
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Google+ Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now