Психология всего: что сострадание, расизм

и отношения полов говорят о природе человека

(с) Пол Блум /Paul Bloom/, 2012

доктор наук (когнитивная психология), профессор психологии и когнитивной психологии, Йельский университет, США

 

Перевод лекции профессора Пола Блума «Психология всего», где на примерах исследований сострадания, расизма и отношения полов объясняются внутренние основы человеческой природы. Автор описывает наиболее увлекательные для изучения человеческие склонности, среди которых проявление доброты у детей, стереотипы (как негативные, так и позитивные) и чувство прекрасного, свойственное всем людям, независимо от их национальности или культуры. Приводятся примеры и анализируются результаты экспериментов по различным темам, например: «Какова главная характеристика для мужчин и женщин в их партнерах?», «Как убедить человека в чем-либо?», «Действительно ли все люди подсознательно расисты?» и др.

Здравствуйте, меня зовут Пол Блум, я профессор психологии в Йельском университете.

И сегодня я хочу представить вам краткое введение в психологию — науку о психике человека. Я выскажусь предвзято, но считаю психологию самой интересной наукой. Потому что она о нас. Она о самых важных и потаенных аспектах наших жизней. Она о языке и восприятии, памяти, о наших снах, любви или ненависти, нравственности, о том, что считается хорошим или плохим. О том, что происходит, когда все идет неправильно — депрессии и тревожности. О счастье. Обо всем, что имеет для нас значение.

 

Сегодня психология — это гигантская научная область, которая делится на ряд других разделов.

1. Некоторые психологи изучают неврологию, — то, как мозг инициирует психическую активность.

2. Другие, как я, занимаются психологией развития. Мы раскрываем сущность того, как младенец становится ребенком, а ребенок — взрослым.

Мы задаемся такими вопросами: как ребенок думает об окружающем его мире? С чего мы начинаем процесс познания действительности? Что формируется в процессе жизни?

3. Психологи занимаются социальной психологией, они изучают человеческие взаимодействия. Анализируют природу предубеждений, того, как люди влияют друг на друга, убеждают друг друга.

4. Некоторые психологи занимаются когнитивной сферой. Это значит, что они смотрят на мозг как на вычислительный аппарат — смотрят на такие его способности, как язык, восприятие, память, принятие решений.

5. Также существуют психологи-эволюционисты, которым интересно раскрыть секреты биологического происхождения человеческого мозга. Им особенно интересно происхождение всех наших психологических теорий. Они изучают мозг, а точнее то, как он развивался, эволюционировал. Для решения каких проблем он был создан.

6. И наконец, многие люди, думая о психологии, считают, что это — клиническая психология — это доктора Фил Макгроу или Фрейд. И, кстати, это и есть очень важный аспект психологии. Клинические психологи интересуются диагностикой психических расстройств, тем, что их провоцирует и особенно тем, как их лечить. Речь идет о таких расстройствах, как шизофрения, депрессия, обсессивно-компульсивное расстройство, фобии и многие другие.

Я собираюсь обратить ваше внимание на три тематических исследования в области психологии. Это сострадание, расизм и секс. Я хочу использовать эти темы, чтобы дать вам полное представление о психологии.

 

Сострадание

Первая область научного интереса — это сострадание. Сострадание… то, что я имею в виду, называя это понятие, касается других людей. Вот то, что очень интересует меня.

Это моя собственная исследовательская программа и моя собственная лаборатория в Йеле. Мы следим за проявлением нравственности у младенцев и детей постарше. И мы ищем проявления сострадания. С какого момента развития ребенка, он начинает задумываться о заботе о других людях? С какого момента его развития появляются чувства симпатии и эмпатии, иногда злости, вины, других нравственных эмоций. Как они возникают, результатом чего являются? Составной частью какого ментального образования они являются? Как изучать эти чувства и эмоции?

В качестве отправной точки у меня есть фото детей, и посмотрите — внутри головы ребенка — детский мозг. Это выдающаяся, замечательная компьютерная машина.

Он содержит по приблизительным подсчетам 100 миллиардов нейронов. Нейроны — это базовые клетки, которые обрабатывают и передают информацию.

И по одному из подсчетов, это около 1,8 млн нейронных связей в секунду. Чтобы вы получили лучшее представление о сложности устройства мозга ребенка, я приведу аналогию из Джеффа Хокинса.

Представьте футбольный стадион. Наполните этот стадион вареными спагетти, затем сожмите до размеров футбольного меча. Затем сделайте это более запутанным и еще более запутанным. И тогда вы сможете представить насколько много всего происходит внутри мозга, даже внутри детского мозга. Это мы знаем наверняка, но существует множество споров в современной психологической науке о происхождении этой вычислительной структуры — мозга.

 

Сострадание. Природа против воспитания

Одна из точек зрения психологов и философов в том, что мозг изначально представляет собой совершенно «чистое» образование. То, что философы, такие как Джон Лок, называют tabula rasa.

И что происходит с мозгом в дальнейшем его развитии — все эти нейронные связи в секунду позволяют учиться, они позволяют впитывать информацию окружающего мира. Ребенок начинает, не зная ничего, и познавая мир, взрослеет, очень быстро впитывая всю необходимую информацию.

Большое количество философов и многие психологи, включая меня и моих коллег, более склонны к другой точке зрения. Мы не отрицаем, что познание имеет место в развитии мозга, но мы считаем, что в дополнение к этому есть удивительное понимание происходящего, раннее, особенное понимание всего. Мозг можно понять лучше, если представить то, что психологи, Леда Космидес и Джон Туби, описывают как швейцарский нож. В мозге есть большое количество различных отделов, каждый из которых специализируется на разных функциях.

И сегодня в психологии много дебатов о том, какая точка зрения верна. Это все касается нравственности, нравственных суждений и нравственных чувств, таких как сострадание.

 

Нравственность. Рождаются ли дети с чувством нравственности?

Многие люди поспорили бы, что в этом отношении дети начинают именно с чистого листа. Идея в том, что дети начинают свое развитие с состояния аморального, монстроподобного или по крайней мере, безразличного к понятиям добра и зла. Это не та мысль, которая, по моему мнению, подтверждается научными фактами. Я считаю, что все больше и больше данных подтверждают другую точку зрения на сострадание.

Один из способов заставить младенца плакать — это показать ему, как плачут другие дети. Это вроде цепной реакции — заразности — плача. Но это не просто плачь. Также мы знаем, что, если ребенок видит, что другой человек испытывает боль молча, это будет расстраивать ребенка. То есть все указывает на то, что в человеческой природе есть эта черта — переживать чувства другого человека.

 

Мы знаем, что маленькие дети, научившись ходить, по собственному желанию делятся. Они делятся едой, например, со своими братьями или сестрами и с другими детьми, находящимися рядом. Они утешают. Если они видят, что кто-то рядом испытывает боль, даже самые маленькие дети пытаются дотянуться до него и утешить. Иногда протягивают игрушку.

Существуют и некоторые исследования, показывающие, что дети постарше помогают другим (тем, кто нуждается в помощи) достичь цели, они приходят на помощь.

Так одна яркая демонстрация этого была сделана в ряде недавних экспериментов. Ребенка помещали в ситуацию, где взрослый находился в своеобразном легком затруднении. И смотрели, будет ли он помогать по своему желанию, без подсказок и побуждения к этому. И оказалось, что обычно дети помогают. То есть, кажется, что

в каждом из нас существует некий импульс альтруизма, доброты, сострадания.

Во всех этих случаях, однако, доброта, которую мы наблюдаем, кажется направлена лишь на людей, которые близки нам, которые сходны с нами физически или направлена на братьев, сестер, наших родителей или друзей.

 

И сам собой напрашивается вопрос, насколько далеко распространяется это чувство сострадания? Некоторые могут сказать, что мы начинаем с очень широкого чувства сострадания, которое можем отнести, распространить на всех людей. Но существуют некоторые доказательства того, что это не так. В нас есть нравственный инстинкт, нравственное чувство, но на начальной стадии развития оно имеет очень узконаправленный характер. Его вызывают лишь близкие нам люди.

В частности, наше изначальное чувство по отношению к незнакомцам далекое от чувства сострадания, это как ни странно, своеобразное соединение страха и ненависти.

 

Сострадание. Реакция на незнакомцев

Мы наблюдаем это во многих ситуациях. Так в младшем возрасте мы видим это в так называемой «боязни незнакомых людей». Примерно в 9 месяцев от роду дети начинают испытывать панику в присутствии незнакомых людей. И это кажется можно отнести к универсальной черте развития человека, когда другой человек воспринимается как опасный объект.

В некоторых культурах эта боязнь незнакомых людей ослабела. Например, если вы сейчас оказываетесь в аэропорту нового города, вы не впадете в панику, будучи окружены людьми, которых не знаете, но в малочисленных человеческих сообществах, этот страх может никогда не уйти. В ситуации, когда человек был воспитан несколькими сотнями других людей, постоянно прибывавших возле него, именно на них будет распространяться это чувство сострадания, участия. А отношение ко всем другим людям не будет положительным.

Это наблюдалось многими антропологами, изучавшими малочисленные народы. Например, антрополог Джаред Даймонд, говоря о малочисленных народах в Папуа — Новая Гвинея, отмечал следующее: «уход со своей территории чтобы встретить других людей, даже если они живут в нескольких километрах, приравнивался к суициду».

 

Многими годами ранее Маргарет Мид говорила об образе жизни людей в так называемых «примитивных культурах». И она известный защитник этого образа жизни. Она утверждает, что западный мир мог быть гораздо лучше, если бы воспринял и адаптировался к традициям и мыслям и идеям этих малочисленных народов, в частности в отношении сексуальности. И она была очень честна и очень прямолинейна в отношении того, как члены этих народов относятся к чужакам. Она пишет: «большинство примитивных племен считают, что при встрече с людьми из племени-соперника в лесу, самое подходящее, что нужно сделать — это забить этих людей до смерти».

Я говорил о страхе и ненависти, но есть и еще один вид ответной реакции на незнакомцев. Это отвращение.

 

Отвращение

Отвращение, которое Пол Розин описывал как эмоция тела/души, это универсальное чувство для всех людей. Люди во всем мире испытывают отвращение к определенным вещам. Мы испытываем отвращение от фекалий, мочи, крови, рвоты, гнили, мяса и тухлого мяса. Отвращение имеет характерное мимическое выражение и это одна из элементарных частей человеческой природы.

Но если бы отвращение ограничивалось продуктами, тараканами и подобными вещами, то мне не нужно было и говорить о сочувствии. Но самое интересное то, что мы часто вызываем отвращение у других людей. В частности, мы можем вызывать отвращение у незнакомцев, чужаков.

По определению, любая категория людей — это что-то, к чему вы либо принадлежите, либо нет. Или что психологи называют к внутренней группе или к внешней группе.

Мы проводили лабораторные исследования отношений между чувствами отвращения и чувствами к внешней группе людей. Мы узнали, например, что люди различаются в том, насколько они чувствительны к отвращению. То есть каждый из нас изучает окружающих людей. Вы задаете вопросы, типа: «Это вас не побеспокоит, вам не будет мешать?». Или можете спросить: «поднимите рукой мертвую кошку?» И некоторые люди скажут: без проблем, другие же ответят: «О, господи, да я лучше умру чем сделаю такое». Или, например, вы садитесь на сиденье в автобусе и чувствуете, что оно еще теплое от предыдущего пассажира. Некоторые люди скажут: почему это будет меня волновать вообще, тогда как других это будет очень сильно выводить из себя.

 

Выяснилось, что это чувство у человека соотносится с чувствами к чужим, внешним группам. Оно соотносится с отношением к иммигрантам, сексуальным меньшинствам, в частности к мужчинам гомосексуалистам. Чем более вы восприимчивы к чувству отвращения в целом, тем большую антипатию испытываете к внешним группам.

Мы также проверяли это экспериментально. Мы знаем, что, вызывая у людей отвращение к чему-то мы можем сделать их более придирчивыми, недоброжелательными.

 

Я приведу пример. Он из исследования, в котором я принимал участие, вместе с Дэвидом Писарро в Корнуельском университете, как старший специалист. Мы приглашали людей в лабораторию. В Корнуэлле. И задавали им разные вопросы об их отношении к разным группам людей и разным жизненным позициям. Что вы думаете об афроамериканцах? Что вы думаете о мужчинах нетрадиционной ориентации? Что вы думаете о благотворительности? Что вы думаете об иммигрантах? И так далее. Половина участников просто заполняла анкету и уходила домой.

Другую половину испытуемых мы приглашали в отдельный кабинет и задавали те же самые вопросы. Но перед этим мы распыляли в комнате спрей с запахом газоиспускания. И это заставляло людей становится более придирчивыми. Они демонстрировали отторжение не ко всему, но к внешним, чужим группам, таким как например, гомосексуалисты. И это было подтверждением гипотезы о связи нашего сознания с внутренними эмоциями отвращения и нашим отношением к другим людям.

 

Так вот, что я утверждаю, это наличие у нас природного сострадания,

но ограниченного.

Природно, оно не распространяется на всех людей. Но это заставляет задаться следующим вопросом: вы и я и все вокруг, мы знаем, что можем распространить свое сострадание, участие на незнакомцев. Говоря языком философа Питера Сингера, «расширить наш нравственный круг». Возможно наши предки или малочисленные народы заботились исключительно о своих семьях и друзьях. Но мы с вами имеем более широкий круг заботы. Мы думаем и заботимся о людях других стран. Мы заботимся о людях другой расы. Мы заботимся о людях, которых никогда не видели и не увидим.

Когда происходит какое-нибудь стихийное бедствие вроде цунами, урагана или землетрясения, многие из нас отдают свою ресурсы, даже свою кровь, чтобы помочь людям, которых мы никогда не встречали. И это ставит четкий психологический вопрос: «Какие силы расширяют круг нашего сострадания до чужаков?».

 

Какие силы заставляют наш нравственный круг увеличиваться, расширять охват нашего сострадания до заботы о чужаках? Мне известно несколько разных ответов.

Например, Роберт Райт сказал, что одной из сил, заставляющих людей расширять круг своей заботы, являются взаимосвязи в торговле, международных путешествиях и тому подобные. Чем больше людей, с которыми нам приходится контактировать, чем больше взаимных связей мы имеем в мире, тем более мы заботимся об этих людях в своеобразном альтруизме с личной выгодой, мы заботимся о них, понимая, что их возможные проблемы могут стать нашими. И я думаю, что в этой точке зрения есть что-то ценное.

Но я хочу сфокусировать ваше внимание на другом, возможно более психологическом механизме. Механизм — часть процесса развития, — который начинает работать, когда человек становится взрослее, механизм, который заставляет расширять сферу сочувствия, сопереживания из-за своеобразного убеждения, формирования системы взглядов.

 

Убеждение. Как мы расширяем круг своего сострадания?

Я хочу сказать, что существуют психологические доказательства, поддерживающие идею о том, что мы можем расширять сферу нашего сочувствия, наш нравственный круг до далеких «чужаков», думая о них, как об индивидуальностях.

В частности, мы думаем о них так, как о друзьях или семье. Думаем о них так, как будто они находятся прямо перед нами. Иосиф Сталин говорил: «Смерть одного человека трагедия, смерть миллионов — статистика». И мать Тереза делала подобные заявления, в частности: «Если я смотрю на массы людей, я никогда не буду действовать. Если я смотрю на одного человека, то буду».

 

Психологи, такие как Пол Словик, исследовали этот феномен в лабораторных условиях. Эксперимент был следующим: ученые призывали людей к благотворительности. Они брали деньги, чтобы отправить их нуждающимся. В одной группе испытуемых они описали проблему с помощью статистики, цифр, показав, что страдают миллионы людей, показали соотношение с безнадежно нуждающимися людьми. И оказалось, что люди давали очень мало денег, примерно по доллару.

В другой группе ученые не использовали статистику вообще. Они не приводили никаких цифр о масштабности происходящего бедствия. Они рассказали историю. Историю одного человека. У них было фото этого человека, имя этой девочки. И люди в этой группе оказались куда более щедры. Это дало куда больший эффект и вызвало чувство сострадания. Люди дали денег как минимум вдвое больше.

Благотворительные фонды не должны сыпать цифрами, когда апеллируют к помощи. Они и не делают этого как правило, так как знают, что это не всегда работает. Правильный способ вызвать человеческое сострадание, мотивировать людей к альтруизму — это демонстрация чего-то естественного, чего-то что находится в самой основе нашего мозга и реагирует на индивидов, на отдельных людей. И акт благотворительности будет приковывать внимание, если сфокусирует вас на отдельном человеке. Это пример того, как наше сострадание становится больше и больше.


Сострадание. Сострадание и нрав ственный прогресс

Люди говорят о нравственном развитии — прогрессе. Люди утверждают, что на протяжении нашей истории круг, — нравственный круг расширяет свои границы. Сегодня мы живем в обществе, где люди верят в существование нравственных обязательств перед другими расами, национальностями, верят, что расизм и сексизм — аморальны.

Вспомните отмену рабства в США. Множество разных факторов привели к отмене рабства, и многие историки спорят о том, что одним из факторов, заставивших белых американцев поверить в то, что рабство — это плохо, было убеждение, в частности, работа Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома». В этой книге она не приводила логических аргументов, она не приводила библейских или философских точек зрения на вопрос. Вместо этого, она пыталась расширить круг симпатии своих читателей.

«“Хижина Дяди Тома” показала жизнь рабов как жизнь реальных людей, чтобы расширить круг симпатий читателей».

И это имело глубокий эффект. Сильный эффект, убедивший читателей, что рабство — это негативное явление, и изменивший судьбу всего мира. То есть нравственность, чувство, что хорошо, а что плохо, тесно связаны с чувством сострадания — нашего отношения к другим людям. Некоторые ученые, например, Дэвид Хьюм (David Hume) говорили, что: «Чувство эмпатии (чувство сострадания) — центральное в становлении существа полностью нравственным».

Однозначно, понятие того, что хорошо и что плохо, пересекается с областью расы. Потому что все, что связано с формированием стереотипов, формированием нашего отношения к группам людей, это своеобразное «нравственное мошенничество».

 

Расизм

Второй вопрос, о котором я хотел бы поговорить — это расизм. Я хотел бы начать со связи с когнитивной психологией. В частности, с тем разделом когнитивной психологии, которая занимается исследованием того, как мы придаем значение всему в мире. Как мы мысленно классифицируем вещи и явления, которые видим вокруг, и с которыми взаимодействуем в жизни.

Когнитивные психологи утверждают, что для того, чтобы выжить в этом мире, мы должны делать обобщения. Вы, возможно, ранее не видели эти три картинки, которые здесь у меня, но вы сразу поняли, что одна — это собака, вторая — яблоко и третья — стул. У вас есть интуитивные понятия об этих вещах… вы делаете обобщения. Вы верите в то, что собака может лаять, яблоко — это то, что вы можете есть, стул — то, на чем можно сидеть. Также вы возможно понимаете, что есть исключения из этого правила. Некоторые собаки молчаливы, некоторые яблоки отравлены, некоторые стулья могут сломаться, если на них сесть. Но все равно, если вы не умеете делать обобщения, не умеете соотносить объекты и их свойства, вы будете беспомощны в этом мире. Вы не будете знать, что можно есть, как на что реагировать, вы не сможете выжить.

Часть того, чтобы быть успешным человеку, часть того, чтобы быть успешным любому живому существу — это умение учиться. А часть успешного обучения — это умение делать статистические обобщения на основе ограниченного опыта.

Вы съели тысячу яблок, они были хорошими на вкус, вы делаете вывод, что можете есть яблоки, все яблоки вкусные. И когда вы голодны, вы ищете яблоки, это адаптация, это рационально, это целесообразно.

Правда есть одно «но». В том, что некоторые из категорий, которые мы формируем — это категории людей. Мы классифицируем всех людей по признаку пола, возраста, расе, профессии, религии, сексуальной ориентации, национальности и месту жительства.

 

Стереотипы. Обобщение людей

Когда мы относим человека к той или иной категории, мы называем это специальным словом «стереотип». Сегодня «стереотип» звучит как негативное слово, но в нем нет ничего плохого. Ведь чаще всего, стереотипы точны. В целом, мы с вами очень хорошие ученики в плане статистического обобщения, мы стремимся быть максимально аккуратными в стереотипах.

Также стереотипы часто позитивны, когда относятся к группам, к которым мы сами принадлежим. Некоторые статистические умозаключения, обобщения о группах могут быть верными и положительными, если эти группы людей имеют репутацию умных, верных, храбрых, всех тех качеств, которые считаются не негативными. И в целом ничего по сути плохого о стереотипах здесь сказать нельзя.

Но проблемы со стереотипами существуют. Одно дело, когда на них можно положиться, если они основаны на образце, объективном образце человека — представителя сообщества.

«Стереотипы часто верны если основаны на верной информации».

«Стереотипы часто верны, но они могут основываться на неверной информации».

 

Но много информации о группах людей мы получаем из необъективных источников, например, масс-медиа. И если эти источники не дают нам верного представления, наши стереотипы будут неверны. Например, многие италоамериканцы были расстроены тем, как их изобразили в телешоу «Клан Сопрано». Это потому что, если вы попадете в район, где живут италоамериканцы, такие как мы видели по телевизору или в ТВ шоу, вы будете думать, что они все гангстеры. Многим евреям не дает покоя то, как Шекспир изобразил Шейлока. Если единственным евреем, которого вы знаете, является Шайлок Шекспира, то у вас снова будет плохое впечатление обо всех евреях. То есть проблема, связанная со стереотипами, в том, что мы имеем точный статистический внутренний механизм сбора и обработки информации, но чаще всего полагаемся на неверную, искаженную информацию, формирующую неверные стереотипы.

 

Вторая проблема в том, что стереотипы, не важно верные или искаженные, влияют негативно на людей, к которым относятся. И это то, что психолог, Клод Стил, описывал как опасность стереотипа.

Он приводил живой пример. Вот что заставляет афроамериканцев выполнить тест по математике хуже. У вас есть тест и вы указываете на нем, что автор должен написать на нем свою национальность. Сам факт осознания того, что они афроамериканцы вызывает в них во время теста их собственный стереотип, который не позитивен, и даже негативен, если говорить о науке. Это и заставляет их делать тест хуже. Хотите, чтобы женщина написала тест по математике хуже, чем она может? Сделайте то же самое, попросите тестируемых указать на тесте их пол.

Одно недавнее исследование показало своеобразную уловку. Исследование касалось азиато-американских женщин. Оказалось, что, когда азиато-американских женщин просили написать тест и указать при этом свою национальность, они справляются лучше. Они вызывают в себе стереотип, но позитивный стереотип, который и толкает их вперед к лучшему результату. В следующий раз, вы просите их указать свой пол, и они справляются с тем же тестом хуже, так как срабатывает негативный стереотип о женщинах. Это и есть пример того, как стереотипы могут иметь разрушающий эффект для людей.

 

Третья проблема, связанная со стереотипами, это наши стереотипы по отношению к группам людей, похожие на категории собак, стульев и яблок. Но с некоторыми отличиями. Мы не собаки, стулья или яблоки. Но все мы — члены групп людей.

И то, как вы взаимодействуете с категорией людей, влияет на то, что вы думаете об этой категории. Существует много подтверждений того, что вы поддерживаете категорию, членом которой вы являетесь. Вы даете ей высокую оценку. Люди в вашей группе умнее или красивее, они более достойны чего-то и так далее. С другой стороны, если это другая категория, или даже категория, с которой вы каким-то образом соперничаете, то она подвергается критике.

Есть исторический пример этого. В исследовании 1942 г. американцев попросили описать две главные черты русских. Они описали их как храбрых и трудолюбивых. В 1948 их спросили о том же самом. Они описали русских как жестоких и самодовольных. Русские за это время не изменились. Что изменилось, так это наше отношение к ним в переходные годы, когда они из члена нашей (внутренней) группы стали членом внешней группы.

Последняя проблема стереотипов связана с нравственностью. Если даже стереотипы совершенно точны, если они точно описывают все характеристики группы, существует множество случаев, когда мы верим в то, что это нравственно неверно — судить человека по принадлежности к какой-то группе. Мы можем судить о них как об отдельных личностях.

 

Сознательные и подсознательные суждения

По всем этим причинам, и скорее всего по последней, есть интересное противоречие в том, как мы думаем о других группах. С одной стороны, сознательно мы хотим быть справедливыми, не хотим быть расистами, сознательно хотим думать о человеке как о личности, не позволяя стереотипам, в частности плохим стереотипам, влиять на наши суждения.

И есть некоторые доказательства того, что мы в этом преуспеваем. Вы видите статистику, вот, например, в этой графе — количество американцев, которые сказали, что проголосовали бы за высоко квалифицированного афроамериканца на президентских выборах. И мы видим, что около девяноста процентов, почти каждый, сказал, что проголосовал бы. И выборы Барака Обамы подтверждают, что они не лгали. Это отражает реальную картину равноправного мировоззрения.

С другой стороны, у нас также есть подсознание. И наше подсознание движимо природными установками, оно более предвзято и менее подвержено нравственным установкам. Итак, вы имеете противоречие в сознательном желании быть объективным в суждениях и подсознательной тяге, движимой природными склонностями.

Но вот что интересно, и возможно, неприятно, что есть что-то большее для нашего мозга, чем сознательный ум. Подсознание.

 

Один поразительный пример подсознательных склонностей — показ этих двух лиц.

И вопрос: кто более американец? В определённом смысле это смешной вопрос. Люди смеются, услышав его. Барак Обама более американец, потому что он как американец. Тони Блэр британец. Но подсознательно, вы можете задать тот же вопрос, и вы увидите, как быстро происходит ассоциация этих лиц со словами «американец» или «не американец». И в этом скрытом тесте на подсознание выяснилось, что люди охотнее и быстрее ассоциируют лицо Тони Блэра с американцем, чем лицо Барака Обамы, конечно, потому что у Тони Блэра лицо белое, а у Барака Обамы — темное.

 

Конечно, есть один ответ на подобные исследования, совершенно законный ответ, когда говорят — какая разница. Сознательно мы за равноправие, сознательно, мы объективны, у нас есть эти непонятные странные подсознательные реакции, которые заставляют нажимать кнопки и отвечать очень быстро. Какое это имеет значение?

Но есть доказательства того, что это имеет значение. Есть доказательства того, что эти подсознательные склонности играют роль в вещах, которые значат многое

и в реальном мире.

Так, посмотрим исследование Джека Довидио (Jack Dovidio) и его коллег. Впервые они провели его в 1989 г. И там, людям давались резюме кандидатов и на этих резюме были фотографии. И то, чего испытуемые не знали — им давались одинаковые резюме, но половина из них была с белыми людьми, половина с темнокожими. У них спрашивали, насколько сильно вы рекомендовали бы этого человека на должность? Когда кандидаты были высоко квалифицированы, их обоих рекомендовали.

Кстати, возможно даже темнокожих рекомендовали чуть чаще, чем белокожих. Но когда у них была средняя квалификации и когда все зависело только от суждения, белых кандидатов выбирали статистически чаще на должность, чем темного. Не потому что эти люди говорили: «я расист, я сделаю это так», но потому что они находились под влиянием этого фактора, о котором сознательно не знали.

Как я сказал, это было в 1989 г. Но они провели то же самое исследование в 1999

и получили тот же результат. И они провели тот же опыт в 2005 г. Тот же результат.

Получается, что мы боремся с самими собой. С одной стороны, у нас есть эти сознательные установки о том, как мы должны думать, как мы должны вести себя.

С другой стороны, у нас есть эта подсознательная система, которая принимает все эти решения и влияет на нас таким образом, о котором мы и не предполагаем. Хорошая новость в том, что мы все-таки умны. И это значит, что мы можем выстроить наш мир таким образом, чтобы бессознательные мотивы значили меньше.


Как мы можем уменьшить роль подсознательных установок?

Для того, чтобы проиллюстрировать это, я обращусь не к национальности, а к полу. Не так давно, в симфонических оркестрах было очень мало женщин. И причиной тому было то, что как утверждалось, они не умеют играть хорошо. Они просто были недооценены — они просто не звучали достаточно хорошо. Но потом, оркестры стали использовать результаты исследований, подобных нашим, и делать слепые прослушивания. То есть человек садился за ширму и играл — судьи не могли видеть кто это, а только слышать, не зная мужчина это или женщина. После этого количество женщин в оркестрах значительно увеличилось.

Эти люди не были сексистами, они не заявляли: «Я не люблю женщин; я буду бороться против них». Скорее эти люди были хорошими, не сексистами, которые просто не могли не слышать, что игра женщин отличается от игры мужчин. И мне нравится этот пример, он показывает, как впервые социальные психологи и психологи в целом, могут положительно повлиять на политику.

И во-вторых, пример показывает, что мы достаточно умны для того, чтобы изменять обстоятельства таким образом, чтобы решения принимало наше хорошее «я».

Мы можем изменять свое окружение, чтобы дать нашему сознанию бо́льшую силу, чем подсознанию.

 

 

Отношения полов

Третья область, о которой я хотел бы поговорить, это отношения полов. Когда речь идет об этом, то рассмотрение процессов эволюции более чем уместно. Я думаю, что вопрос, как мы развиваемся, и вопрос того, какую форму приобрел сейчас наш мозг под воздействием окружающих факторов — это то, что волнует всех психологов. Это касается, в частности, того, как мы думаем о группах людей, того, что такое нравственность и сострадание, и других подобных тем, о которых я не говорил, таких как восприятие или язык, или память. И вопрос нашего развития очевидно зависит от половых отношений.

 

Пол и эволюционная биология

Кстати, если вы начнете думать о наших телах, о наших мозгах, вы столкнетесь с загадкой. И эта загадка может быть решена только в аспекте эволюции. И вот эта загадка. В чем разница между мужчиной и женщиной? Есть один общий ответ, который не касается какого-то отдельного биологического вида, а относится к каждому созданию на Земле.

Самцы — это носители маленьких половых клеток. Быть самцом — значит иметь сперму, которая содержит генетический материал. Самки обладают большими половыми клетками. Половые клетки самки, яйцеклетки, также содержат генетический материал, но еще содержат оболочку, питательные вещества, все необходимое, чтобы организм развивался.

Итак, вот загадка. Посмотрите на большинство животных вокруг, не на всех, а на большинство. Самцы — больше и агрессивнее. Почему же животные с меньшими половыми клетками стремятся быть больше? Это было загадкой долгое время, до тех пор, пока эволюционный биолог Роберт Триверс (Robert Trivers) не разгадал ее. И разгадал он ее, соотнеся с идеей родительского вклада.

 

Теория родительского вклада

Триверс определил родительский вклад как «любой вклад родителя в отдельного потомка, который увеличивает шансы потомка на выживание за счет возможности вклада родителя в других потомков».

Разный размер половых клеток означает, что обычно самец делает меньший родительский вклад, чем самка. Потому что чаще всего, потомство растет внутри тела самки. Самец может заводить другое потомство в то время, пока самка не может. У людей, например, мужчина может оплодотворить, и через короткий период времени оплодотворить снова и снова, каждый раз, теоретически, он может производить нового потомка.

Женщина беременеет и у нее не может появиться еще одного потомка, пока она беременна. Часто и когда она выкармливает ребенка, она также не может иметь другого. То есть ребенок более ценен для самок, чем для самцов. В том смысле, что самка может иметь меньше детей, чем самец.

В этом и заключается разница между мужчиной и женщиной. С экономический точки зрения, самцы соперничают друг с другом за доступ к самкам. Оба — и самцы, и самки хотят получить потомство, это устроено генетически, но самцов может быть больше по количеству, а самок по качеству. Это приводит к соперничеству самцов. И это соперничество двух разных видов — самца против самца, что приводит к эволюции агрессивных качеств. И также у некоторых видов это ведет к эволюции специальных органов, таких как гигантские рога, которые есть только у самцов, так как, согласно этой репродуктивной логике, они делают меньший родительский вклад.

 

Привлечение внимания. Женская избирательность и мужские способности

Это также ведет к тому, что самцы в процессе эволюции приобретают черты для привлечения самок. Самки — более дефицитный ресурс. Женщины, как правило, более разборчивы привередливы в выборе сексуального партнера на короткий срок, чем мужчины. Поэтому самцы борются друг с другом, чтобы привлечь их. Самый яркий биологический пример этого — искусно созданный природой, чудесный хвост павлина.

Вот рисунок, который мне нравится, самки павлина говорит самцу: «Хватит перья распускать, покажи, что ты умеешь на самом деле…». Звучит немного по-британски, мне нравится эта картинка, потому что хорошо передает логику эволюции, все то, для чего она существует.

В итоге, мы приходим к выбору отношений. Женщины, как правило, более разборчивы привередливы в выборе сексуального партнера на короткий срок, чем мужчины. Это можно продемонстрировать. Например, проституция. Это большая индустрия в современном мире. И за немногими исключениями, проститутки обслуживают мужчин.

Порнография. Сейчас порнография может быть предназначена для разных полов, некоторые люди даже утверждают, что любовные романы эквивалентны порнографии для женщин. Но на мужчин чаще всего воздействуют изображения сексуально привлекательной женщины. Это не то же самое, что случайный роман, это его психологическая замена, когда достаточно только изображения.

Одна интересная вещь, которую здесь можно отметить, описана в недавнем исследовании. Оно показывает, что порнография — не только человеческий порок. Это исследование включало показ порнографии обезьянам породы макак-резус. Исследователи хотели узнать, будут ли обезьяны платить за порнографию. Но у обезьян нет финансовой системы, поэтому было придумано специальное устройство, где у мартышек был выбор — либо смотреть на изображение, либо пить апельсиновый сок, мартышки очень любят апельсиновый сок. И был вопрос в том, за какие картинки они будут платить, то есть откажутся от апельсинового сока, чтобы смотреть на них?

Оказалось, что за два вида изображений они готовы платить. Они платили за то, чтобы увидеть задние части самок резус макак и морды высоко-статусных самцов. Своеобразные эквиваленты журналов Playboy и People, доказывающие, что два главных порока человека — порнография и поклонение знаменитостям — свойственны не только людям.

 

Что общего у мужчины и женщины?

Далее мы можем продолжить рассуждение о различиях мужчины и женщины в аспекте половых интересов и особенностей, но я хотел бы сфокусироваться на определенных вещах — общих для нас — достаточно интересных вещах. И одна вещь. Общая для мужчины и женщины — это притяжение к тому, что мы называем красотой. Определенные вещи прекрасны, определенные общие вещи привлекают и мужчин, и женщин.

 

Чувство прекрасного

Несколько исследований показало, что мы понимаем, смотря на лицо, насколько оно прекрасно, за одну десятую долю секунды. Разные культуры, разные времена, разные места влияют на то, что считается красивым и сексуально привлекательным. И это все правда; отличия в этом интересны и значимы. Но в то же время, есть также нечто общее. Есть определенные вещи, которые каждый человек считает привлекательными. И мы можем использовать теорию эволюции, чтобы объяснить феномен ощущения красоты людьми. Так в определенной степени, красота соотносится с молодостью.

Такие черты как круглые глаза, полные губы, гладкая упругая кожа. Они чаще считаются прекрасными, так как соотносятся с молодостью, возможностью иметь детей, перспективой жить еще много лет и так далее. Красота также соотносится со здоровьем. Нас притягивают такие черты как отсутствие неровностей, чистые глаза, безупречная кожа, неповрежденные зубы, и... обычные лица.

Как бы мы могли подумать, обычные, среднестатистические лица? Это странно, ведь мы говорим о красоте. Но оказывается, обычные средние лица действительно привлекательны. Среднестатистическое лицо, не содержащее в себе черт необычных для других людей, большинством будет считаться привлекательным.

И всегда в этом месте меня спрашивают, откуда вы взяли эту информацию? Правда, психологи иногда виноваты в том, что могут апробировать информацию на 24 студентах университета и затем сказать, что выводы относятся ко всем людям на земле, но это не тот случай. В моем случае, исследование проводилось в различных странах. И вы получите точно такие же результаты, если проведете подобное, куда бы вы не поехали. Снова есть некоторые интересные отличия, но главное — некоторые черты, которые всегда и для всех будут привлекательными.

 

Интересное, на мой взгляд, исследование было проведено на детях. Взрослые могут разделить лица на привлекательные и непривлекательные, но мы можем увидеть, что об этом думают дети. Так вот, если взять за критерий время — продолжительность того, на что нравится смотреть детям, лицо, которое они дольше всего будут рассматривать, — то получается, что детям преимущественно нравятся такие же лица, которые взрослые считают привлекательными.

Так, например, в нескольких чудесных работах Лангуар и ее коллег, показывались лица разной степени усредненности, лица, составленные из многих и многих людей. Это лица нереальных людей, это компьютерная композиция множества разных лиц. И они вы глядят весьма неплохо. Но они могут быть лучше среднестатистических, если говорить о мужчинах и женщинах. Лицо женщины будут считать привлекательнее, чем среднестатистическое лицо, если оно более женственное. Если вы возьмете черты, которые делают лицо женственным, и усилите их, как на фото справа, это будет выглядеть чуть лучше, чем среднее лицо женщины.

Для мужчины то же самое: можно взять лица и сделать среднестатистическое мужское лицо и затем превратить его в тестостеронного мужчину — на фото слева.

 

Кстати, ученые выяснили, что реакция женщины на тестостерон мужчин различна в зависимости от того, есть ли у нее овуляция или нет. Если у женщины овуляция, то она будет считать это мужественное лицо привлекательным. Если овуляции нет, то она возвращается к мысли о том, что среднее мужское лицо более привлекательно. Можно предположить, что наши половые склонности связаны с репродуктивными предпочтениями различными интересными способами. Оказывается, что внешняя привлекательность зависит и от того, как вы смотрите на человека.

 

Привлекательность доброты

Рассуждая шире, наша оценка привлекательности лица находится в очень сильной зависимости от того, насколько сильно нам нравится этот человек. Чем больше кто-то нравится, тем прекраснее он для вас. Вот почему любящие супруги действительно считают своих партнеров самыми красивыми, когда другие люди могут не видеть этого.

И это всеобщая истина.

В классическом эксперименте, Дэвид Бас тестировал людей 37 разных культур по всему миру и спрашивал, кто ваш лучший партнер? Он особенно интересовался половыми различиями в этом исследовании, и он их нашел. Он выяснил все, что ищут женщины и что интересует мужчин. Но также он нашел одно сходство. Одну вещь… в которой и мужчины, и женщины совпали. И мужчины, и женщины главной чертой в своем идеальном партнере называли доброту. Все испытуемые в области сексуальном отношении придерживались шекспировской нравственной идеи в том, что… «любовь смотрит не глазами, а сердцем».

 

Психология

Итак, я очень кратко рассказал о трех темах психологии. О сострадании. О расизме и я рассказал о сексуальных отношениях. В аспекте этих тем я попытался проиллюстрировать некоторые проблемы психологии в целом. И кстати, я начал с перечисления шести областей психологии.

1. Нейронауки

Я начал лекцию с рассказа о детском мозге и это была начальная точка в вопросе развития сострадания и развития всех остальных качеств личности. Но каждый раздел психологии, каждый аспект нашей психической жизни физически связан с нашим мозгом. И кстати, в каждом разделе, о котором я говорил, сострадание и психология нравственности в целом, национальность и стереотипы, и суждение о группах людей, секс и сексуальность, люди использовали методы нейронаук для лучшего понимания того, как работает наш мозг.

2. Психология развития

Я говорил о развитии и в основном я фокусировался на развитии в начале своего выступления — говоря о сострадании. И конечно очень много интересных исследований о развитии нашего понимания групп людей, ставящих, например, вопрос: расисты ли маленькие дети? Есть ли у маленьких детей комплексные склонности? И конечно в плане развития сексуальности, интересен вопрос, как мозг ребенка до полового созревания отличается от мозга взрослого человека после полового созревания и как этот процесс осуществляется? Все это чрезвычайно интересные вопросы развития.

3. Социальная психология

Все три темы связаны с социальной психологией и когнитивной психологией напрямую. Это всё вопросы социальной психологии, это все касается общения людей, как мы взаимодействуем и что мы думаем о других людях.

4. Когнитивная психология

И все эти вопросы связаны с когнитивной психологией, например, восприятие лиц, формирование категорий людей, понимание историй; на всех этих вопросах фокусируется когнитивная психология и от них зависит понимание психологии в целом.

5. Эволюционная психология

Мы говорили об эволюции, в частности, в аспекте отношения полов. Но, конечно, психология эволюции нравственности и сострадания — это очень интересные темы, особенно если связать их с исследованиями приматов, нашими эволюционными родственниками, такими как шимпанзе и мартышки.

6. Клиническая психология

В конце я говорил о клинической психологии. Это чрезвычайно интересный раздел психологии, связанный с каждой из тем, о которых я говорил. Люди интересуются психопатологиями, связанными с сексуальностью. Интересуются патологиями и ментальными расстройствами, касающимися нравственности, так как это связано с самым проблемным и интересным вопросом клинической психологии, психопатией.

Есть люди, несомненно, которые не имеют самосознания, которые не чувствуют сострадания, которые могут разрушить жизни других людей от злости или просто от скуки. Поднимается вопрос, откуда берутся психопаты и что конкретно в их человеческой природе идет неправильно. Или как можно им помочь — это все вопросы чрезвычайного интереса.

 

Психология и вы

Психология — это великолепный предмет для изучения. Потому что она соединяет разные науки в себе. И может дать вам интеллектуальный инструмент, который можно использовать изучении чего угодно — философии, химии, английской литературы. Все они соединяются вокруг проблемы изучения мозга. Все, что интересно психологам, будет важно и для других исследователей.

 

Будущее психологии

За последние несколько лет мы узнали очень многое о том, как работает наш мозг, и я уверен – нет причин, чтобы этот процесс остановился. Я знаю, что в конце концов самые главные и глубокие наши проблемы, наше понимание других людей, наше суждение о группах людей, наши суждения о самих себе, решения, которые мы принимаем, эмоции, которые испытываем, чувства хорошего и плохого, то, как мы понимаем, что правильно, а что нет. И силы, которые заставляют нас действовать определенным образом — самые главные и глубокие наши проблемы будут объяснены с помощью психологической науки. Они будут объяснены с помощью выдвижения научных гипотез и их проверки.

 

Они будут объяснены в нейронауке. Они будут смоделированы на компьютерах. Они будут поняты в теории эволюции. И вместе мы сможем открыть то, как работает мозг.

Кто-то может посчитать эту перспективу страшной. Я знаю, что некоторые люди решат, что мы что-то утратим таким образом. Это каким-то образом может сделать нас меньше, чем мы есть на самом деле. Я не соглашусь. У меня противоположное мнение — чем больше мы понимаем мозг с настоящей научной точки зрения, тем более мы ценим его сложность, его уникальность и его красоту.

 

Спасибо

 

Перевод: А.М. Обжорин

Источник: Adriaen_Brouwer_-_The_Bitter_Potion_-_Google_Art_Project

стереотипы

Источник: http://www.freepik.com

© Научно-популярный журнал Метеор-Сити, 2015-2018.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-63802 от 27.11.15 

ISSN 2500-2422

  • вк+.png
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Google+ Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now