Анализ стихотворения Евгения Евтушенко

«В вагоне шаркают и шамкают»

Фото: tvrain.ru

(с) Анна Назарова, 2018

магистрант Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета,

г. Челябинск, Россия

В качестве материала анализа выступает стихотворение «В вагоне шаркают и шамкают».

Объект анализа: фонетический, морфемный, лексико-семантический, морфологический, синтаксический уровни языка.

Предмет анализа: фасцинативные средства и приемы воздействия на читателя.

Теоретическая значимость анализа: опыт изучения стихотворения Евгения Евтушенко путем применения системного, речевоздейственного анализа позволяет сделать определенные выводы о творческой индивидуальности поэта.

Новизна исследования: пожалуй, никто не анализировал данное стихотворение столь детально.

Задача исследования: проанализировать стихотворение по модели коммуникации с фасцинативной составляющей.

Методы исследования:

  • описательный метод;

  • лингвистическое моделирование;

  • статистический метод;

  • контент-анализ;

  • анализ понятий.

Проведем системный анализ стихотворения по схеме Е. Омельченко «Модель коммуникации с фасцинативной составляющей».

Так, в роли адресанта выступает Евгений Евтушенко, у которого есть стратегия, то есть сознательный, когнитивный план. Поэт хотел поведать нам о боли двух влюбленных, руки которых никогда не смогут соединиться. Автор показывает нам переживание лирического героя, понимающего, что его любимая пришла к нему не от радости, а от немоты, пришла отчаянно… Более того, они расстались, их пути не пересекутся, так как едут они в разных поездах, движутся в разные края.

Стоит отметить, что данную стратегию Евгений Евтушенко реализует при помощи следующих языковых средств и приемов:

  • эпитетов: «страшной немоты», «бедные руки» и др.

  • метафор: «улыбаясь сломанно»;

  • антонимов: «бездонность — дно» (то есть герою, после расставания с любимой не на что опереться, он не чувствует почву под ногами); «нерадость — радость» (влюбленные устали от нерадостей, они мечтают о счастье);

  • аллюзии: лирический герой вспоминает картину итальянского художника Микеланджело (15 век, эпоха Возрождения) «Сотворение Адама».

 

Расскажу немного о картине: В бесконечном пространстве летит Бог-Отец, окружённый бескрылыми ангелами, с реющей белой туникой. Правая рука вытянута навстречу руке Адама и почти касается её. Лежащее на зелёной скале тело Адама постепенно приходит в движение, пробуждается к жизни. Вся композиция сконцентрирована на жесте двух рук. Рука Бога даёт импульс, а рука Адама принимает его, давая всему телу жизненную энергию. Тем, что их руки не соприкасаются, Микеланджело подчеркнул невозможность соединения божественного и человеческого. В образе Бога, по замыслу художника, преобладает не чудесное начало, а гигантская творческая энергия. В образе Адама Микеланджело воспевает силу и красоту человеческого тела. Фактически, перед нами предстаёт не само сотворение человека, а момент, в который тот получает душу, страстное искание божественного, жажду познания.

Как Бог и Адам не могут коснуться руками, так и лирический герой не может воссоединиться с возлюбленной, которая для него и является божеством, способным подарить счастье и умиротворение.

Фото: Creation of Adam by Michelangelo, Public Domain, commons.wikimedia.org

Таким образом, мы видим сообщение (код), заложенное в стихотворение, а именно у лирического героя остались только воспоминания о любимой, жизнь непроста, ведь даже несмотря на чувства, люди не могут быть вместе. Так, в данном коде есть информация (любимая уехала в другие края) и фасцинация, то есть эмпатическое (эмоциональное) восприятие текста, возникающее после фраз «я уезжаю от бездонности», «а ты в другом каком-то поезде в другие движешься края…». Мы, читатели, переживаем за состояние лирического героя, с грустью осознаем, что двое влюбленных не смогут воссоединиться.

По моему мнению, автор берет информацию, изложенную в стихотворении, из жизненного опыта, то есть из контекста.

Представленную информацию воспринимает адресат, то есть читатель, который сначала читает текст, осваивает информацию, затем у него возникают ассоциации, появляются воспоминания из своей жизни (возможно, читателю когда-то тоже приходилось покидать любимого человека).

Безусловно, между автором и читателем может возникнуть барьер коммуникации. Что касается анализируемого стихотворения, то такой барьер может возникнуть от непонимания, о какой картине вспоминает лирический герой. Так, возникает возрастной, исторический барьер, барьер культур, а также барьер фоновых знаний (так, некоторые могут не знать данной картины и художника, который ее написал).

Я, например, чтобы в полной мере понять смысл стихотворения, освоить информацию, которую старался донести для нас Евгений Евтушенко, нашла информацию об этой картине и перенесла суть изображения на отношения лирического героя и его возлюбленной. После того, как информация была освоена, у читателя возникает автокоммуникация, то есть мысленный разговор самим с собой. Так, читатель начинает рассуждать, а как бы он поступил на месте героев, уехал бы он или несмотря ни на что остался рядом с тем, к кому есть чувства, то есть читатель интерпретирует текст.

 

Стоит отметить, что в процессе интерпретации, возникает дополнительный смысл, рождаемый из многочисленных ассоциаций (Роза Лотмана — совокупность ассоциаций, которые идут от смысла, см. инфографику). Так, перечитывая несколько раз текст, начинаешь задумываться, а любила ли женщина лирического героя, возникает ощущение, что она предала его, вроде только вечером сидела рядом с ним, он чувствовал ее дыхание, а позже она уже исчезла. Более того, кажется, что она просто воспользовалась чувствами героя, поскольку приходила она к нему не по любви, а от «страшной немоты». И герой, возможно понял это, его «воспринимания, как струи, обдают». То есть его как-будто облили ледяной водой и к нему пришло осознание нелюбви со стороны той, к которой он питает нежные чувства.

После того, как читатель воспринял, освоил информацию, у него возникает информационно-фасцинативный отклик, то есть результат автокоммуникации. То есть у читателя складывается впечатление о прочитанном произведении, он вычленяет из него необходимую информацию, после чего выражает свои эмоции относительно поведения лирических героев.

Перейдем к системному анализу текста.

Фонетический уровень, звукопись

Аллитерация: первое, что бросается в глаза при прочтении данного стихотворения — это повторение шипящих ж, ш, ч, щ: шаркают, шамкают, шумно, вечерение, помнишь, несуществующем, щекой, держу. Что свидетельствует о том, что герой находится среди шума (в прямом и переносном смысле). В прямом смысле — он едет в поезде, люди вокруг копошатся, куда-то спешат, слышится шуршание, герою, возможно, хотелось побыть в одиночестве, тишине, осмыслить все происходящее, но окружающая обстановка не позволяет остаться наедине самим с собой. Кроме того, мне кажется, что шипящие звуки придают отрицательную коннотацию словам, такие звуки режут слух, складывается ощущение, что лирический герой находится в какой-то степени в раздраженном состоянии.

В переносном смысле — шум присутствует в голове у лирического героя: его беспокоят мысли касательно любимой женщины, ему страшно, беспокойно от мысли, что они не встретятся друг с другом.

Также шипящие звуки ассоциируются у меня со звуком, который издает поезд при отправлении, то есть — это начало конца в жизни героя (поезд тронется и история любви закончится).

Также я заметила в данном абзаце преобладание сонорных согласных л, м, н, р:

Еще мои воспринимания
меня, как струи, обдают.
Еще во мне воспоминания,
как в церкви девочки, поют.

Как известно, сонорные согласные передают чувство умиротворения. Так, герой вспоминает церковь, место, где человек отдыхает душой. Вот и герою захотелось умиротворения, спокойствия, чтобы его душу ничто не тревожило.

Ассонанс: повторяется гласная О: воцарение, около, прошлое, косточку и т.д. Что напоминает замкнутый круг, лирический герой не может выйти из него, назад ничего вернуть нельзя, он не воссоединится с любимой. Также повторяется гласная У: разумно, двух, губами, глубине. Данная буква ассоциируется с  некой протяженностью, длительностью разлуки.

Я посчитала количество гласных звуков в данном стихотворении. Получилась следующая картина: [а] — 177 звуков, [и] — 69 звуков, [у] — 63 звука, [о] — 51 звук, [э] — 68 звуков, [йэ] — 9 звуков.

Мы видим, что преобладает звук [а], который ассоциируется с красным цветом, демонстрирующем эмоциональность чувств лирического героя, его волнения и переживания. Практически в одинаковом количестве встречаются звуки [и], [у], [э]. Это говорит о том, что в лирическом герое говорит голос разума, он понимает, что обратного пути нет, их руки с любимой не соединятся (и), в стихотворении звучат также философские мысли (у), так, герой вспоминает церковь, то есть он думает о умиротворении, о вечности, стоит также отметить, что герой находится в подавленном, депрессивном состоянии.

Морфемный уровень

В стихотворении встречается немало окказионализмов. Например: нерадость, ненадошней, чутошный.

Как бы ломая язык, Евгений Евтушенко хочет сказать нам о том, что жизнь лирического героя без его возлюбленной немыслима, ничтожна, сломана.

В тексте встречаются слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами.

Например:

тихонечко (ечк)  (пишу) — герой с трепетом вспоминает любимую и записывает свои воспоминания;

тетрадочкой (очк) — для героя важную роль играет не только сама женщина, но даже тетрадь, в которой он пишет строки о любимой;

косточка (очк) — герой вспоминает, как любимая дала ему «маслины косточку», он с нежностью относится ко всему, что касается его любимой.

Лексико-семантический уровень

В анализируемом стихотворении встречается как высокая, низкая, общеупотребительная лексика.

Назовем слова, относящиеся к низкой лексике: шаркают, шамкают.

Высокая лексика: вечерение, воцарение, бездонность, вечность, простираются, отчаянно, непосильно и т.д.

Общеупотребительная: дверь, губы, дно, картина, руки и т.д.

Низкую и общеупотребительную лексику автор использует для того, чтобы показать, что лирический герой находится в поезде, в обществе обычных людей, которые не пребывают в мечтательном состоянии, автор стремится как бы «отрезвить» героя, вернуть его в реальность.

Использование высокой лексики свидетельствует о возвышенных чувствах, о трепетном отношении лирического героя к своей возлюбленной.

Также в стихотворении можно выделить слова с семантикой «воспоминание»: вспоминаю, помнишь, воспоминание. Память — это единственное, что осталось у лирического героя от его любимой.

В тексте также существует много языковых средств и приемов. Например:

  • эпитеты: «страшной немоты», «бедные руки» и др.

  • метафоры: «улыбаясь сломанно» (показывает в некотором роде неискреннее отношение женщины к лирическому герою)

  • антонимы: «бездонность — дно» (то есть герою, после расставания с любимой не на что опереться, он не чувствует почву под ногами); «нерадость — радость» (влюбленные устали от нерадостей, они мечтают о счастье);

  • аллюзии: лирический герой вспоминает картину итальянского художника Микеланджело (15 век, эпоха Возрождения) «Сотворение Адама». Как Бог и Адам не могут коснуться руками, так и лирический герой не может воссоединиться с возлюбленной, которая для него и является божеством, способным подарить счастье и умиротворение.

Фото: eksmo.ru

Морфологический уровень

В тексте преобладают сказуемые. Я заметила, что когда герой вспоминает о любимой, преобладают динамичные глаголы (пришла, движешься, тянутся и т.д.). Когда мы видим героя в реальности, а именно в поезде, то употребляются статичные глаголы (лежу, держу). Таким образом, без любимой женщины жизнь лирического героя как бы останавливается.

В тексте очень много наречий (разумно, отчаянно, непосильно), которые передают эмоциональное состояние героини, в какой-то степени данные наречия демонстрируют истинное отношение женщины к лирическому герою. Складывается ощущение, что она его не любила, что приходила к нему от безысходности.

Синтаксический уровень

В стихотворении преобладают сложные, повествовательные предложения, осложненные однородными членами предложения.

Поясним, что Евгений Евтушенко использовал сложные предложения для того, чтобы показать читателю непростые отношения мужчины и женщины. Однородные члены предложения помогают в полной мере раскрыть образ героев. Так, в предложении

«В вагоне шаркают и шамкают и просят шумно к шалашу» однородные члены предложения помогают увидеть нам вполне спокойное, безмятежное, безэмоциональное состояние пассажиров поезда. Чего нельзя сказать о лирическом герое. В этом проявляется антитеза героя и окружающих его людей.

В стихотворения встречаются и анафоры:

 

Пришла ко мне ты не от радости —
ее почти не помнишь ты,
а от какой-то общей равности,
от страшной общей немоты.

Пришла разумно и отчаянно.
Ты, непосильно весела,
за дверью прошлое оставила
и снова в прошлое вошла.

Здесь строфы начинаются с глагола «пришла». Лирический герой акцентирует внимание на том, что женщина сама к нему пришла, и, несмотря на то, что пришла она к нему не от радости, отчаянно, она все равно дала надежду герою на любовь и взаимность. Далее:

 

Я уезжаю от бездонности,
как будто есть чему-то дно.
Я уезжаю от бездомности,
хотя мне это суждено.

Складывается впечатление, что герой уговаривает себя уехать, он старается объяснить самому себе, что другого выхода нет. Далее:

Еще мои воспринимания
меня, как струи, обдают.
Еще во мне воспоминания,
как в церкви девочки, поют.

Герою ничего не остается, как вспоминать жизнь вместе с любимой.

Кроме того, в тексте используется парцелляция. Например,

Но помню я картину вещую,
предпосланную всем векам.
Над всей вселенною, над вечностью
там руки тянутся к рукам.

Художник муку эту чувствовал.
Насколько мог, он сблизил их.
Но все зазор какой-то чутошный
меж пальцев — женских и мужских.

Данный прием ассоциируется у меня с биением сердца лирического героя: сердце бьется часто, душа волнуется, любовь к этой женщине как отрывистое движение по кочкам.

Таким образом, благодаря системному анализу текста, мы увидели все аспекты, всю сложность взаимоотношений лирического героя и его возлюбленной.

1. Евтушенко Е. Медленная любовь. Домашняя библиотека поэзии. М.: Эксмо-пресс, Яуза, 1998.

2. Омельченко Е.В. Приращение смысла концепта в структуре коммуникации с фасцинативной составляющей [Электронный ресурс] // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 9 (39): в 2-х ч. Ч. II. C. 106-108. URL: http://scjournal.ru/articles/issn_1997-2911_2014_9-2_29.pdf (дата обращения: 12.02.2016).

© Научно-популярный журнал Метеор-Сити, 2015-2018.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-63802 от 27.11.15 

ISSN 2500-2422

  • вк+.png
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Google+ Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now