Оскорбление как полидискурсивный

и полифункциональный феномен

©Иваненко Галина Сергеевна

кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и методики обучения русскому языку Челябинского государственного педагогического университета,

г. Челябинск, Россия.

 

 

Аннотация. В материале рассматривается содержание понятия оскорбление в современной лингвоэкспертной практике, вскрываются различные подходы к нему, выражается представление о его понимании в рамках компетенции лингвиста.

 

Ключевые слова: оскорбление, лингвистическая экспертиза, дискурс.

На настоящий момент в теории и практике лингвоэкспертологии остаются актуальными вопросы методологии исследования конфликтных речевых произведений, рассматриваемых на предмет наличия оскорбления. Квалификация речевого деяния невозможна без осознания его дифференциальных признаков. Однако наполнение понятия оскорбление нетождественными смыслами приводит к выводу о его полифункциональной и полидискурсивной природе, что необходимо учитывать в лингвоэкспертной деятельности.

 

В сфере межличностного взаимодействия оскорбление обозначает и коммуникативную ситуацию понижения одним лицом другого в статусе, и выражение крайне негативного отношения к кому-либо, и чувство, испытываемое объектом агрессивной речи или негативной оценки — широкую гамму речевых и неречевых действий и состояний как проявления человеческих взаимоотношений.

 

В лингвистике оскорбление называют жанром, речевым актом, коммуникативным действием. Понятие приобретает статус термина.

В юриспруденции оскорбление — правовая квалификация, которая определяет основное содержание нескольких правовых норм: 6.51 КоАП (ст. 130 УК РФ «Оскорбление» декриминализирована; на настоящий момент оскорбление образует состав административного правонарушения), 319 УК РФ (оскорбление представителя власти),

297 УК РФ (неуважение к суду), 336 УК РФ (оскорбление военнослужащего), упоминание об оскорблении на определенных основаниях присутствует в законодательных актах антиэкстремистского законодательства (ст. 282 УК РФ). Ко всем видам оскорбления применяется определение, содержавшееся ранее в ст.130 УК РФ, а затем перенесенное в 6.51 КоАП: «оскорбление — умаление чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме».

 

Из приведенного перечня функционирования номинации оскорбление следует, что она употребляется в следующих дискурсах: разговорно-бытовом, психологическом, лингвистическом, правовом. При этом словесное обозначение меняет свой статус, эволюционируя от номинации понятия через термин к правовой квалификации. Не вызывает сомнений то обстоятельство, что в различных предметных сферах оскорбление имеет различные признаки, описывается средствами различных метаязыковых систем, номинирует различные явления реальной действительности. Оскорбление в психологическом аспекте, например, уход невесты со свадьбы, не будет считаться таковым в юридическом.

 

Остановимся на оскорблении как понятии научного лингвистического дискурса. В лингвоэкспертной практике важно определить границы компетенции специалиста. В настоящем случае это сделать особенно трудно, поскольку филология давно вышла на уровень межпредметного взаимодействия такими своими направлениями, как лингвоконфликтология, психолингвистика, юрислингвистика. И все же лингвистический анализ, устанавливая различные предметные связи, должен опираться на собственную методологию. Для исслдеования оскорбления в рамках линвистического дискурса есть смысл использовать отдельное понятие, например, инвектива, уже давно функционирующее как обозначение агрессивно-воздействующего речевого акта [2; 4].

 

В ходе инвективного воздействия одно лицо адресует другому негативный речевой посыл, направленный:

1) на его психологическую дестабилизацию и /или

2) на понижение статуса адресата в глазах окружающих.

 

На инвективный речевой акт можно посмотреть с двух ракурсов: отправителя и получателя речи. По прагматическому коммуникативному результату инвектива — нанесение удара по психике человека, речевое ранение, а возможно, и убийство. Сущность же этого удара для потерпевшего заключается, во-первых, в восприятии крайне негативной характеристики или отношения коммуниканта, во-вторых, в неспособности продолжать общение (защитить себя, вступит в спор) и разрешить конфликт, выведенный оскорбителем за границу нормальных, не табуированных форм и средств воплощения. В случае публичного оскорбления дополнительной причиной психологического дискомфорта является осознание публичного понижения в статусе.

 

Однако следует учитывать, что интенция адресата и коммуникативный эффект могут не совпадать. Оскорбление может быть интенционально запрограммировано и не запрограммировано.

Ненамеренное оскорбление может быть результатом:

1) различных коммуникативных кодов, отражающих нетождественность культурной нормы а) этнического

б) возрастного

в) гендерного

г) социально-образовательного уровней;

2) несовпадения ситуативной трактовки состояния и интенций коммуникантов.

 

Далеко не всегда интенция декодируется, но возможность извлечения информации о прагматической направленности речевого акта в результате рассмотрения всех лингвистических и связанных с ними экстралингвистических факторов возможна.

Итак, в рамках только лингвистического дискурса инвектива — это речевой акт, речевое воздействие и результат речевого воздействия. Подход к событию с разных ракурсов обусловливает его различную квалификацию. Так, речевое воздействие, прогнозируемое адресантом как жанр упрека / понуждения / энергетической разрядки может быть интерпретировано адресатом как инвектива. Третья сторона — лингвист охарактеризует речевой акт, приняв заявленную позицию адресата или адресанта, притом неизвестно, совпадают ли декларируемые сторонами намерение и эффект реальным. Лингвист имеет возможность объективировать результаты своего анализа, изучив контекст, учитывая дискурс, реакции коммуникантов, опираясь на квалификацию языковых средств как нормативных/ ненормативных.

 

На настоящий момент в лингвоэкспертной теории и практике существуют различные взгляды на соотношение инвективы как явления коммуникативного уровня и оскорбления как правовой квалификации. Формально-стилистический подход [5] противопоставлен лингвокоммуникативному [1; 3]. Высказывается мнение о тождественности понятия «неприличная форма» из законодательного определения понятию нецензурная лексика [6]. Подобное отождествление представляется неоправданным. В лингвистике отсутствует характеристика «неприличны» как термин и как лексикографическая помета. Многочисленные определения понятия «неприличный» в толковых и философских словарях трактуют его как указание на нарушение норм, принятых в обществе, то есть относят его к категориям этико-культурного порядка.

Исходя из такого лингвокоммуникативного подхода к оскорблению, в лингвистическом исследовании высказывания на предмет его оскорбительности следует не ограничиваться обращением к стилистическим пометам в словарях, а анализировать весь речевой акт, с выходом в дискурс, контекст, включая ситуативный контекст. Только в таком случае появится возможность увидеть инвективное произведение речи с различных ракурсов, что будет способствовать установлению судом правового статуса рассматриваемого явления.

 

 

Библиографические источники

1. Бринев К.И. Справочник по судебной лингвистической экспертизе. М: Либроком, 2012.

2. Жельвис В.И. Слово и дело: Юридический аспект сквернословия / Юрислингвистика-2. Русский язык в его естественном и юридическом бытии. Барнаул, 2000. С. 194-206.

3. Иваненко Г.С. Лингвистическая экспертиза в процессах по защите чести, достоинства, деловой репутации. Челябинск, 2006.

4. Кусов Г.В. Оскорбление как иллокутивный лингвокультурный концепт: автореф. дисс. … к. фил. н. Волгоград, 2004.

5. Стернин И.А. Оскорбление и неприличная языковая форма как предмет лингвистической экспертизы (бытовое и юридическое понимание) // Антропотекст-1. Томск, 2006.

6. Стернин И.А. Неприличная форма высказывания в лингвокриминалистическом анализе текста [Электронный ресурс] // Юрислингвистика: лингвистическая экспертиза, лингвоконфликтология, юридико-лингвистическая герменевтика. URL: http://siberia-expert.com/publ/konferencii/konferencija_2010/9-1-0-308 (дата обращения: 19.12.2015).

© Научно-популярный журнал Метеор-Сити, 2015-2018.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-63802 от 27.11.15 

ISSN 2500-2422

  • вк+.png
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Google+ Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now